Урзенбахер. Путь к славе

Урзенбахер. Путь к славе

Имя Алекса Урзенбахера часто мелькало в газетных заголовках, когда он стал первым немецкоговорящим игроком, сыгравшим в Крусибле. Вопрос в том, сможет ли первый, и единственный профессионал из Швейцарии, зарабатывать себе на жизнь тем, что до сих пор является нишевым видом спорта в его стране?

— Ну, я до сих пор живу со своей мамой, и наверное, этот факт говорит сам за себя, — говорит Алекс в перерыве между выставочными матчами с претендентами в Бёрне. 24-летний снукерист больше похож на весёлого кокни (коренного жителя Лондона), чем на выходца из Райнфельдена в северной Швейцарии. Это потому, что, хоть он до сих пор и живёт в Базеле, он провёл множество часов в британских снукер клубах, которые являются домом для лучших игроков мира — и спарринг партнёров.

Урзенбахер говорит, что сразу же вошёл во вкус.
— Мне нравится образ мыслей. Мне нравятся перепалки. Нет ничего лучше английского юмора — он такой забавный. (дальше идёт отсылка к тому, как он овладел английским слэнгом, не представляющая ценности для перевода).

Урзенбахер прошёл долгий путь с тех пор, как впервые взял в руки кий в 11-летнем возрасте. Он рассказал о том, как порой играл в пул со своим отцом, и, увидев снукер по ТВ, настоял на том, чтобы сыграть в него.
— Матч продолжался около трёх часов! Но мне нравилось всё. Я не знал правил, и не мог забить ни одного шара целую вечность. Но когда я забивал, то испытывал несказанное удовольствие, и думал, что в снукере это чувство будет ещё ярче (я так понял, они играли в снукер на пуловском столе?) потому, что стол больше.

Что такое снукер, и кто в него играет?

Прошло немного времени, и шары стали залетать — и с мотивацией проблем не было, несмотря на то, что у него были и другие увлечения.
— Я играл в теннис. Я увлекался восточными единоборствами. Я играл на нескольких инструментах. Футбол. Но когда я входил в снукер клуб в Базеле, это было нечто особенное. Это было так клёво. Я хотел играть без остановки, я не спал до трёх часов ночи, пересматривая снукерные ролики в ютюбе.

Ежедневные и еженощные старания скоро окупились.
— Да, я начал выигрывать местечковые турниры юниоров, и вскорости принял участие в первом профессиональном турнире на Мальте. Это был ЧЕ в категории до 19 лет. Мне было 13, я стоял в аэропорту с кием в руках, и думал: а ведь я могу к этому всему привыкнуть.

Отсутствие конкуренции

Урзенбахер стал чемпионом Швейцарии, когда ему было лишь 15, и это говорит не только о его неоспоримом таланте, но и об отсутствии реальной конкуренции в стране.

— Для меня лично — конкурентов просто нет, — говорит он, и это звучит скорее честно, нежели спесиво. Я начал выигрывать всё, когда мне было 14. Это многое говорит об уровне игры. Я имею в виду, я не был плох в 14, но я точно не был профессионалом.

Франц Штэли, Президент Швейцарского снукера, говорит, что в стране есть 55 лицензированных игроков, плюс ещё около 200, принимающих участие в небольших любительских турнирах.
— Так что всего есть примерно 250 игроков, которые играют каждую неделю. Пул намного популярнее, потому что он легче, больше мест для игры, и больше столов.

Штэли, который знает Алекса с тех пор, как тот был юниором, владеет клубом Benteli’s, в котором есть столы для игры как в пул, так и в снукер, этот клуб находится на окраине Бёрна, и Алекс согласился появляться в нём на пару часов, чтобы сыграть с любым жаждущим разгрома.
— Хотя в Швейцарии знали о существовании снукера, и даже играли в него в 70-х и 80-х — в частных клубах были столы — расцвет начался в начале 90-х годов, — говорит Штэли.

— Сейчас играют в основном те, кому за 30, или ещё более возрастные, как я, которые начали играть в 90-х. Дело в том, что Алексу не с кем играть, из его поколения.

Урзенбахер оставил школу в 16, но не пошёл на практику, как другие.
— Если ты швейцарец, и окончил школу, ты всегда найдёшь работу. Пускай у тебе будет небогатый выбор, но деньги ты всяко заработаешь. А я подумал — почему бы не попробовать зарабатывать снукером?

Становясь профессионалом

Он стал профи в 2013-м, в возрасте 17 лет, заполучив двухлетнюю туркарту в Уорлдснукер. Спустя 2 года он её потерал, но в 2017-м он выиграл ЧЕ в категории до 21 года, и снова квалифицировался в кэйн тур. С тех пор Урзенбахер одержал победы над многими игроками с громкими именами, включая Шона Мёрфи, Кена Дохерти, и даже Роджера Федерера снукера, Ронни ОСалливана. И потом, Крусибл. Театр Крусибл в Шеффилде, на севере Англии, принимал у себя ЧМ по снукеру с 1977 года, и считается духовным центром снукера, его Уимблдоном.

В конце июля, Урзенбахер, 86 номер рейтинга на тот момент, справился с нервами и победил нескольких игроков выше его в рейтинге, чтобы стать первым швейцарцем, сыгравшим на ЧМ. Достижение, которое покорилось лишь горстке небританцев, и ни разу — немцам или австрийцам.
— Я никогда не был в Крусибле, — сказал я себе. — и без игры туда не попадают.

Остужающим пыл моментом было то, что турнир проводился в условиях КОВИД-19, и поэтому в зале не было зрителей — только 2 игрока, 2 оператора и рефери.
— Когда я вышел на арену, это было круто. Я был взбудоражен. Но когда я сел в кресло, то осознал, что вообще-то это всё довольно грустно.
Нервничал ли он?
— Отнюдь. Скорее, я был удивлён. Я вообще ничего не чувствовал. Нервы начались при счёте 2:9, когда до меня дошло, что одна ошибка может означать вылет из турнира. А до тех пор мои нервы были как стальные канаты.

Несмотря на победу в 1-м фрейме, Алекс проиграл со счётом 10:2 опытному Барри Хокинсу, бывшему финалисту турнира.
— Но, в конце концов, это был действительно полезный опыт для меня.
В этом видео он описывает свой опыт в Крусибле, и объясняет, что отличает мужчин от мальчиков.



Зарабатывая на жизнь

В качестве проигравшего первый раунд ЧМ, Урзенбахер заработал 20 000 фунтов. Победитель турнира О’Салливан заработал 500 000. По сравнению с пулом, это очень хорошие деньги, победитель US Open 9-Ball получает 60 000$. В то же время, эти суммы кажутся карликовыми в сравнении с чеком для победителя теннисного US Open, 3 млн. долларов.

Он говорит, что вне всяких сомнений, можно очень хорошо зарабатывать и играя в снукер, но для этого ты должен войти в топ 30.
— Разумеется, твоя цель не должна ограничиваться заработком 4-х косарей в месяц, потому что снукеристы не получают пенсию. Нужно отложить пару рублей, прежде чем уйти на пенсию.
До сих пор, Урзенбахер посвящает тренировкам до 6 часов в день, 5 или 6 дней в неделю.

— Нельзя принимать участие в турнире, чувствуя себя «ржавым». Нужно испытывать голод и иметь мотивацию.
Он добавляет, что это очень психологическая игра, и уверенность в себе крайне важна.
— По-моему, свыше 85% успеха в твоей голове.

Успех Урзенбахера в Шеффилде не удивил экспертов.
— Люди бывалые давно верили в то, что он на это способен. Конечно, то, что такой яркий талант появился в снукере из маленькой Швейцарии, будоражит воображение. Он показал высокий класс. Даже несмотря на то, что он проиграл свой матч в Крусибле, — говорит Stähli.
— Тем не менее, он всё ещё никто. Его целью должна быть стабилизация в топ 50 на долгое время.

49-летний Штэли и сам был когда-то сильным игроком, с высшим турнирным брейком 139 (для сравнения, высший брейк Урзенбахера 141), и тоже играл с О’Салливаном и Стивеном Хендри — и он подчёркивает важность переезда в Британию для молодых и перспективных игроков.
— Алекс до сих пор проводит много времени в Швейцарии. Но что ему нужно — идеальный тренировочный стол. Ему нужна конкуренция. Ему нужен клуб с высоким уровнем игры, войдя в который, он будет знать, что может проиграть 10 матчей в 1 день. Этого ему не хватает.

План Б?

В то время, как популярность снукера в Швейцарии, по словам Штэли, можно оценить, как «потихоньку набирающую обороты», в Азии снукер просто цветёт и пахнет, особенно в Китае, где он настолько популярен, что даже вошёл в школьную программу. Всё большее число китайских игроков прорывается в топ 100.

Урзенбахер говорит:
— Я был в Китае 7 или 8 раз. Нас принимали как королей! В какой-то степени это обескураживает, потому что я не чувствую себя великим игроком пока что. Да, я осознаю, что я профессионал, и что нас таких всего 128 во всём мире, и только 64 посещает каждый китайский турнир, но… они оказывают нам очень тёплый приём. Снукер очень очень популярен в Китае.

В то же время, все эти путешествия, предпpинимаемые снукеристами, изнуряют не только физически, но и финансово. 4 года назад swissinfo.ch брал интервью у подающего надежды 547-го номера теннисного рейтинга (он был наивысшим в рейтинге швейцарским теннисистом в категории до 21 года)
Он сказал, что если ему исполнится 26, и он не прорвётся выше, чем 400 в рейтинге, то он, наверное, завяжет с теннисом, из-за денежного аспекта (сейчас он 549-й)

Вопрос: у Урзенбахера, который сейчас, после своего прорыва в Шеффилде, занимает 66-ю строчку в рейтинге, такое же мнение, или у него есть план Б?
— Я просто стараюсь делать то, что я люблю, ибо если мне не удастся заработать деньги, играя в снукер, я думаю, что мне неважно будет, чем их зарабатывать — будь это барная стойка, или офисный стол. Я человек общительный, так что, подозреваю, это будет скорее барная стойка, или работа где-нибудь в клубе. Но до тех пор, пока я смогу зарабатывать пару рублей, играя в снукер, я буду это делать.