Глава 2. Когда жизнь бьет тебя по заднице

Текст предназначен для ознакомления и не является источником извлечения коммерческой выгоды.

*Перевод с комментариями Alex.


2-я глава  посвящена в основном семейным проблемам. Как же тяжела жизнь перфекциониста… Много страниц Ронни извёл на то, чтобы оправдать свой образ жизни, свой разрыв с Джо, девушкой, с которой он познакомился на собраниях анонимных наркоманов, которая была его гражданской женой, и с которой у них родились двое детей — дочка Лили и сын «маленький Ронни». Когда родился сын, отец Ронни, тоже Ронни, сказал — ты должен назвать его Ронни. Как для меня, то даже в этой фразе слишком много Ронни, не говоря уже о семье, где из трёх мужчин троих зовут Ронни, но сама семья другого мнения.

Имя было согласовано. Три поколения Ронни: Ронни старший, Ронни младший и маленький Ронни. Мама имела неповторимую манеру нас различать, всегда можно было услышать, к кому именно она обращалась. «Роннннниии…» — мягко, с любовью, и с повышением тона в конце — это к маленькому Ронни. «Роннннии», всё ещё мягко и любовно, но более по-взрослому — это ко мне. А гавкающее «Рон!» — это к папе.

Жизнь выдающихся спортсменов требует от них полной отдачи себя спорту, без этого выдающимся спортсменом и не стать. С детства Ронни привили чувство ответственности к работе, да он и не умеет по-другому — если что-то делает, то выкладывается весь и старается стать лучшим. С первой дочкой, Тейлор, настоящим отцом стать не вышло, но появление второго и сразу вслед за ним, третьего ребёнка, вызвало у Ронни настоящую эйфорию. Всё свободное от турниров, бега и тренировок время он посвящал детям, но этого было мало. Джо хотела, чтобы отец был с ними всюду и всегда, а это значило оставить карьеру. Семья и карьера, вместо того, чтобы помогать друг другу, стали антагонистами, появилась некая чаша весов, на которых они покоились, периодически перевешивая друг друга. Неоднократно Ронни объявлял о своём уходе из спорта, и это было вызвано именно желанием больше времени проводить с детьми. В конце концов, Ронни понял, что он слишком молод для того, чтобы уйти на пенсию, что осознание нереализованных мечтаний просто-напросто уничтожит его со временем, и он принял единственно правильное на тот момент решение — развод. Ронни даже разговаривал на тему семьи со Стивеном Хендри и Джо Перри, он специально выбрал их двоих, ибо хотя оба и посвятили жизнь спорту, но достижения у них совершенно разные — Джо просто классный игрок, а Стивен семикратный чемпион мира. Он хотел услышать разные точки зрения.

Джо Перри сказал: «Я встаю с утра, играю в снукер, иду в спортзал, и когда прихожу домой, жена говорит — не хочешь мне помочь покормить ребёнка и уложить его спать? И всё у нас великолепно.» 

Стивен Хендри сказал: «Моя жизнь вообще не изменилась, моя жена знала, каков я, мне нужен снукер 5 часов в день, час спортзала, она позволяла мне делать всё, что мне нужно. Более того, она вообще могла сказать — вали нахер из дома, ты мне мешаешь.»

Джо, к сожалению, не смогла смириться с ролью домохозяйки при знаменитом спортсмене. Ронни даёт совет женщинам, которые хотят собственную карьеру, разделение обязательств с мужем, и присутствие его дома по вечерам: «Не связывайтесь со спортсменами, и ни в коем случае не имейте от них детей».

При разводе они обратились к кaунселлору — что-то вроде семейного психолога, его звали Джерри, и Ронни очень с ним подружился. У них было много общего, оба перфекционисты и мастера своего дела. Джерри любил всюду притыкать учения индийского гуру Ошо, проповедующего поиски внутренней гармонии, и Ронни с удивлением обнаружил, что совершенно не зная этих учений, использует ту же технику во время игры: «Знаешь, что?, — говорит он Джерри, — я делаю это каждый раз, когда играю в снукер. Я полностью погружаюсь в то, чем занят, и это прекрасное чувство» . Они разговаривали по 5-6 часов кряду, и Джерри нечасто выставлял счёт. Ронни перепробовал много религий и учений за свою жизнь, включая буддизм, но ни одна из них не увлекла его по-настоящему.

Но отключаться у него получается исключительно за снукерным столом или на гаревой дорожке.

«Я признаю, что жить со мной в одном доме нелегко. Иногда я прихожу, замыкаюсь в себе и ни с кем не разговариваю. Я не думаю, что я плохой человек, но женщинам со мной трудно. Моё сознание не здесь, оно там, за столом, я раздражаюсь, злюсь на самого себя, на незабитые удары. Даже сейчас, работая над книгой, я проигрываю в уме различные матчи, спрашиваю себя — а почему я тогда не забил? Я такой. Наверное, это самое плохое моё качество для общения с окружающими — моё бессилие отключиться».

Перфекционизм проявился и в том, что когда он купил дом в Лафтоне, всего в паре миль от родного Чигвелла, он растерялся, чувствовал себя не в своей тарелке, ходя не в те магазины и бары, в которые ходил с детства.

Когда они развелись с Джо, у них вспыхнул большой скандал, и Ронни переехал к своему другу Крисси, который жил в Онгаре (тоже неподалёку). Несмотря на ссоры, потерю семьи, срывы (Ронни опять ударился в загулы, которые происходили каждый четверг — нарды, парочка косяков, водочка, до которой Ронни был очень охоч, с 10 вечера до семи утра, а потом бегом домой 5 миль — ну и здоровье у него было!), сезон 2008-го стал самым успешным в карьере Ронни. В этом году он сделал три максимума, стал чемпионом мира, Британии и ещё нескольких турниров. Что ему помогло? Ронни не читал ни одной книги о снукере, ни одного пособия, а у Крисси дома было много книг, и среди них — книга Джо Девиса, 15-кратного, так и не побеждённого чемпиона мира. Эта книга вернула Ронни к истокам, к азам, он отточил стойку, технику, и стал практически неуязвимым за снукерным столом.

Плюс бег. Он вышел на пик формы, бежал 10 км за 34 минуты, и весил 70 кг — слишком тощий, по его собственному выражению, но чувствовал себя великолепно.

«Советы Джо Девиса были сильнее, чем бухло, наркота и нарды. Бег и Джо Девис победят любой наркотик! (Ну, любой наркотик в умеренных количествах)», — заключил Ронни.