Глава 14. Снова на коне

Текст предназначен для ознакомления и не является источником извлечения коммерческой выгоды.

*Перевод с комментариями Alex.


Вообще-то, если перевести дословно «Back on track», то получится — назад на беговую дорожку, но это также является идиомой, означающей что-то вроде «снова на коне».

Начинается глава тем, как Ронни Быстрая Нога спасся бегством от трёх злобных стаффордширских терьеров, сломав при этом ту самую Быструю Ногу, а точнее — косточку в её ступне. Естественно, он сразу же стал ленивым и жирным, прибавил 12 кило, вырос из всей своей одежды, и — просто поразительно, зная Ронни — «почувствовал себя дерьмово».

Когда он, отбросив постылые костыли, снова напялил кроссовки и вышел на гаревую дорожку, до ЧМ 2013 оставалось всего 6 недель. Ронни начал тренироваться с Трейси Александроу, тренером по бегу, с которой он знаком с 15-ти лет. Она тренировала его время от времени в течение всей его жизни, и Ронни «преклоняется перед ней, ибо она из тех людей, что отвечают за базар». Ей уже полтинник, но когда они с Ронни тренируются (в их тренировках бег перемежается силовыми упражнениями), то по дороге к дому она всё ещё бежит, а Ронни плетётся за ней с языком на плече, причитая, что всё — ещё шаг, и он рухнет и склеит ласты.

— Она всегда говорит мне правду в глаза, и это как раз то, что мне нужно, мне это нравится. В моём мире не так уж много людей, кто говорит мне правду в глаза. Мама, отец, мой друг Ирландец Крис, Кимо, Дэмиэн, Энтони, Трейси, мой шотландский друг Чип, чей сын имеет невероятный талант к снукеру (метр двадцать с кепкой, ему 12, а он уже чемпион Шотландии в категории до 14-ти) — все они разговаривают со мной прямо, открыто. Но со временем я понял, что многие из моего окружения преследуют скрытые цели. Хотя большинству из них на меня не наплевать, и я им нравлюсь, они говорят мне разные вещи потому, что это им выгодно.

Это не все люди, а лишь некоторые, из снукерного мира. В общем, им плевать, в депрессии ли я, плохо ли мне — им надо, чтобы я играл, забивал шары, и создавал им имидж. Неприятно узнавать такое о людях. Я всегда был немного наивным, но, приближаясь к сорока годам, я начинаю воспринимать мир таким, каков он есть на самом деле.

Даже люди, которые топят за меня, как мой менеджер Джанго — если отношения профессиональные, в них обязан присутствовать элемент корысти. У Джанго было суровое детство, он считает каждую копейку. Джанго много сделал для меня, и он всегда будет моим приятелем, но в том, что касается работы, наши мнения расходятся. Хотел бы я быть таким же беспощадным, как он. Я люблю его, и он самый лучший повар в мире. Я в вечном долгу перед ним за то, что он научил меня сносно готовить китайские блюда!

Джанго думает, что я добряк, слишком мягок. Он называет меня АТМ — банкоматом.

— Вокруг тебя полно людей, вытягивающих из тебя подачки.
— Но мне всё равно, Джанго.
— Ты должен это прекратить.
— Но что я могу сделать, если мир полон стервятников? — говорю я ему.

В то время как Джанго всегда печётся о моих интересах, многие не заинтересованы ни в чём, кроме денег. Когда я оставлю снукер, то как я и говорил, я хочу работать в мидиа — радио, ТВ, комментировать, брать интервью. Но я не хочу, чтобы меня контролировала какая-то корпорация, не буду плясать под их дудку. Что я хочу — и в чём я нуждаюсь — это что-то, что бы вытягивало меня из постели по утрам; мне нужно занятие.

Наименее похожих на стервятников людей я повстречал в беговых кругах, и там я познакомился со многими.

Дальше Ронни повествует о том, как познакомился с шустрым парнем по имени Терри, который каждый день поставлял ему новых беговых партнёров. Партнёры с каждым днём становились всё быстрее и быстрее, Ронни, чтобы угнаться за ними, постепенно улучшал результаты. В конце концов он познакомился с парнем по имени Крис Дэйвис, который бежал 10 км за 28 минут. С ним он начал бегать на длинные дистанции, иногда пробегая по 15 км перед матчем.

— Под конец я выбивался из сил, моя жопа была вся в мыле, а он бежал рядом и вёл со мной светскую беседу. Он был в другой лиге. Крис бегал в Играх Содружества, и был почтальоном. Вся его семья бегает — его шурин бежит марафон за 2.20; его девушка бежит 10 км за 35 минут; его другой шурин, Дэниэл Уэбб, бежит марафон за 2.15 и принимал участие в ЧМ; и его сестра бежит 10 км за 34 минуты. Представляете себе эту безумную семейку? Очень милые люди.

Потренировавшись с ними, Ронни победил в нескольких забегах графства Эссекс. В качестве приза в одном он получил пирог с беконом, в другом — ваучеры в какий-то магазин аж на 100 фунтов. Про него написали в Брентвуд Газетт (Брентвуд — маленький городишко в Эссексе миль 10 к востоку от Лондона — прим. пер.) Он был так счастлив! Эти призы для него затмили все его снукерные трофеи, он жил только бегом, ставил его выше снукера, и мог говорить о беге дни напролёт. Хотя и понимал, что никогда не достигнет уровня Мо Фары, и денег бегом точно не заработает. Чудак человек, что тут скажешь…

Потом Ронни с этой семейкой Адамсов поехали во Францию, на «беговой холидэй». Дома им уже мало места было, всё избегали, а во Франции как раз собрались тысячи таких же оголтелых бегунов — чо бы и не поехать? В результате, Крис выиграл забег на 10 км у многих тысяч людей, Аманд, его девушка, выиграла забег на 5 км, обойдя 3000 женщин, а остальные, включая Ронни, установили личные рекорды. Ронни улучшил свой в забеге на 10 км с 35.50 до 34.50, на целую минуту!

— Жизнь удалась. В семье моей был полный бардак, но я был так счастлив тогда во Франции со своими беговыми друзьями! Мы ели пиццу, смотрели Евро 2008 по ТВ, и я думал — меня окружают прекрасные люди; я только что побил свой личный рекорд, я беговой задрот; я выиграл ЧМ по снукеру, я живу в отеле за 18 фунтов в день; никто не принимает наркотики; когда я ем, не надо волноваться, потому что я сжигаю весь жир; я получил рецепт счастливой жизни.

На следующий день мы проснулись, и они сразу предложили пойти на пляж. Звучало заманчиво, но с ними я знал, что без бега не обойдётся. Мы дошли до пляжа, и Крис сказал: «Я немного пробегусь с Амандой, кто с нами?» И мы все побежали. Мы пробежали 5 миль в классном темпе вдоль моря, в одних шортах, без маек, без кроссовок, и мы просто летели! Мы бежали милю за минут шесть, но я абсолютно не чувствовал усталости. Мне казалось, я могу бежать вечно. Я тяжело работал, чтобы войти в такую форму, но игра стоила свеч — моя жизнь никогда не была так прекрасна. И никогда до того я не ощущал такого счастья.