​​Джек Лисовски: «Хочу стать чемпионом мира, чтобы быть примером»

​​Джек Лисовски: «Хочу стать чемпионом мира, чтобы быть примером»

Джек Лисовски поставил перед собой высшую цель в снукере, которая заключается не в количестве призовых и трофеев, а во вдохновении тех, кто проходит через такие же ужасные испытания, с которыми столкнулся в подростковом возрасте сам Джек. Лисовски неуклонно становится большой силой в снукере и движется к вершине, но ему пришлось преодолеть больше, чем большинству игроков, ведь в 16 лет он страдал лимфомой Ходжкина — формой рака, вызываемой лейкоцитами.

У меня в груди была огромная опухоль размером с теннисный мяч. Мне сделали биопсию, затем на шее вырезали лимфатический узел. Количество лейкоцитов в крови зашкаливало, что обычно указывает на рак четвертой стадии.

Я находился в клинике около семи дней, думая об этом, затем встретил своего врача в Челтенхэме, который сказал: «Парень, я собираюсь вылечить тебя». С того момента я просто настраивал себя на то, что смогу найти выход.

Химиотерапия была самой ужасной вещью на свете. Каждые две недели мне приходилось делать это в течение восьми месяцев, это просто меня ломало. Я очень ослаб тогда. У меня выпали волосы и брови, кожа стала желтоватого цвета. Я получил большой курс химиотерапии, и на следующий день смотрел на свои вены, а они были окрашены в красный цвет, по всей руке шла красная паутина.

Врач Джека оказался прав, и они действительно выиграли борьбу с болезнью, позволив Лисовски возобновить свою многообещающую снукерную карьеру.

Тело заживало очень быстро, и я снова становился прежним, это было потрясающе. Я думаю, что прошло около года, прежде чем я снова почувствовал себя сильным, а затем в одночасье я оказался в Шеффилде, получая стипендию Пола Хантера.

Это позволило мне играть в снукер каждый день против таких профессионалов, как Дин Джуньху. Через год я сам уже был профи. Все было как в тумане. Мне было 16, я заболел, а на следующий год я стал профессионалом.
Игровую манеру Джека можно описать как беззаботно-безжалостный, но очень стильный снукер. Лисовски как никогда мотивирован на успех, потому что он хочет вдохновлять всех, кто окажется в таком же положении, что и он – 16-летнего подростка с ужасной болезнью.
Джек был вдохновлен историей Лэнса Армстронга, вылечившегося от рака. И пусть сейчас спортивная репутация велогонщика запятнана, Джек хочет вдохновлять других, как Армстронг когда-то вдохновил его.

Я думаю, что я расслаблен от природы, но мне действительно помогла мысль, что снукер это всего лишь игра. Недавно я понял, что действительно хочу стать успешным игроком, потому что хочу помогать людям в том же положении, в котором был сам.

Когда ты болен, нужно что-то, что вселит надежду и даст позитивный настрой. Когда мне сказал диагноз, я сразу подумал: «Как зовут того велогонщика, который вылечился от рака? Это был Лэнс Армстронг, и я прочёл о нем всё.

Вам нужно знать, что люди выздоравливают, чтобы и вы могли видеть, к чему можно прийти. Верить в то, что это возможно.

Я чувствую, что я хочу заниматься этим больше всего на свете. Стать человеком, про которого будут говорить: «Посмотрите на Джека или Али Картера (который дважды излечился от рака), они были в моем положении и преодолели его». Было бы очень здорово дать кому-то надежду – вот чему я учусь. Конечно, хорошо побеждать на турнирах, воплощать в жизнь свои желания, но для меня это не самое главное, что я могу сделать.

Что останется после меня? Да, я могу выиграть несколько турниров, но если через 50 лет кто-то бы мне сказал: «Вы помогли мне, когда я был болен», – вот цель моей жизни. Для меня это было бы круче всего, и я бы понял, что жил не зря.

Пандемия дала каждому время для размышлений, и Лисовски глубоко погрузился внутрь себя и осмыслил свою личность, чтобы суметь выразить своё позитивное отношение к жизни.

Нынешний сезон — лучший в карьере Джека. Он дошел до трех финалов, но он все еще охотится за неуловимым первым титулом. Этот поиск не завершится одной добычей, впереди много лет, чтобы Джек мог стать самым вдохновляющим примером для подражания.

Я не осознавал до последних месяцев, но в глубине души я очень хочу этим заниматься. Я расстраиваюсь, когда проигрываю, не потому что боюсь подвести людей, а потому что хочу использовать второй шанс, который мне выпал.

Конечно, я не просыпаюсь с этой мыслью, но если погружаюсь глубоко внутрь себя, то понимаю, что это моя главная цель в жизни. Я хочу стать чемпионом мира, потому что хочу помочь людям.

Я бы назвал это высшей целью. Иногда я думаю: «Что я делаю на этой планете?» Думаю, в этом мое предназначение. Иногда это создает дополнительную ответственность, а иногда является хорошим пинком под зад. Я не хочу быть средним игроком, я не хочу застрять в развитии и довольствоваться выходом в 1/8 и 1/16.

Моей первой целью было оплатить счета, затем – получить кучу денег. Тогда я подумал: «Ради чего все это?» Я могу выиграть титул, и что? Ниже меня много игроков, выигравших один турнир. Я действительно хочу быть отличным игроком, а не просто сверкнуть и исчезнуть. Хочу выигрывать столько, сколько смогу, и в то же время вдохновлять людей. Легче сказать, чем сделать, но это моя цель.

Я сотрудничаю с фондом Teenage Cancer Trust, являюсь их послом. Я хотел бы сделать больше, но я … не стыжусь, конечно, но я всего лишь нахожусь в топ-16, а я хочу делать что-то для них как чемпион мира и номер один в мире».

Лисовски не понаслышке знает, что такое вдохновение может быть мостиком между жизнью и смертью после того, как история Армстронга помогла ему пережить период его собственной болезни, борьба с которой временами казалась невозможной.

У меня было восемь месяцев химиотерапии, и четыре или пять месяцев она действительно меня ломала. Именно тогда я прочитал книгу Лэнса Армстронга и вспомнил, что у него нашлись слова для людей, проходящих через это.

Сейчас люди могут кидать в него камни, но его история вдохновила меня продолжать борьбу. По сути, он просто сказал, что трудно пройти, и что нужно продолжать бороться. Но я чувствовал, что он разговаривает лично со мной, и это дало мне мотивацию бороться.

В какой-то момент я боялся, что не справлюсь, потому что стало очень плохо. Армстронг понятия не имеет, кто я, но он сделал так много для меня в тот момент, что я хочу сделать то же самое для кого-то еще.

Иногда его критикуют за слишком безрассудный подход к игре, он говорит, что это врожденное стремление играть таким образом, и, хотя он иногда наступает на горло собственной песне, внутри постоянно идёт борьба.

Я с детства так играл, это врождённое. Я никогда не был подкован в тактическом плане. Мне легче увидеть, как шар попадает в лузу, чем думать: «Если я сыграю так, то через два хода ему придется сделать так».

Я больше люблю «Чапаева», чем шахматы. Если промажу, то скажу почему – не потому, что я не думал о чем-то, а просто не попал. Я не боюсь промахов. Меня бы убило, если бы я проиграл матч после плохого отыгрыша. Я легче переживу поражение после атаки.

Я только учусь играть под давлением. Я не собираюсь говорить, что моя стойкость так же хороша, как у Джона Хиггинса, потому что сейчас это не так, но я учусь этому. Я определенно могу это сделать, и рано или поздно это случится.

Снукер – отличный вид спорта, он дал мне потрясающую жизнь, научил настойчивости, дисциплине, трудолюбию. Мне 29 лет, и у меня отличная карьера.

Но это постоянное испытание. Люди рассматривают вас под микроскопом. Футболист может отвратительно сыграть, но если команда победит, всем плевать. Даже в гольфе перед вашим лицом не маячит постоянно камера. Ты сможешь это выдержать? Сможешь научиться играть чётко и хладнокровно под таким давлением?

Я не говорю каждое утро: «Как же мне повезло», но мы воспринимаем вещи как должное. У меня есть второй шанс, так что я стараюсь получать удовольствие, моя жизнь прекрасна! Мне нравится играть в снукер, и я буквально живу своей мечтой!

Артем Баранов

Подписывайтесь на телеграм-канал Артема Барановаhttps://t.me/snookerbangers