Бингем готов к защите Мастерса

Бингем готов к защите Мастерса

С тех пор, как чемпион мира 2015 года завоевал свой первый кубок Мастерс, он ни разу не был даже в четвертьфинале любого турнира. Бингем надеется, что грядущее испытание в лице супербыстрого Ун-Ну, и шанс защитить титул поможет ему вновь получить благосклонность Фортуны.

«Тепчайа крут, как и любой игрок из топ 16. Он грозный соперник, и умеет заставить почувствовать себя дураком. Он может выиграть фрейм одним наскоком, за 5 минут. Я просто буду надеяться, что он сломается под давлением. Я тоже, как действующий чемпион, буду ощущать давление, но уверен, что смогу с собой совладать, и надеюсь показать хорошую игру.

По ощущениям, я провёл хороший сезон, за исключением одного-двух неудачных выступлений. Если не брать их в расчёт — мои соперники играли невероятно хорошо. Я играл серийно, но так и не добился побед. Я работал со своим новым тренером Гэри Филтнессом над некоторыми базовыми аспектами игры. Уделил внимание отыгрышам, а не просто пытался сделать сенчури каждый раз, когда мне достаётся удар.

В течение всего следующего сезона, после победы в Крусибле в 2015-м, я наслаждался тем, как меня объявляют при выходе на сцену — чемпионом мира! Теперь, когда меня объявляют чемпионом Мастерс, я наслаждаюсь не меньше. Здорово будет принять участие в Мастерс в качестве действующего чемпиона.»

Несмотря на то, что Стюарт знаменит прежде всего своей серийностью, победа Стюарта на турнире Мастерс 2020 была достигнута в основном за счёт бойцовских качеств, а не серийности.
Он спуртанул со счёта 1:4 в матче с Кайреном Уилсоном, победив его 6:4 во втором раунде, и переломил ход матча при счёте 5:7 в финале против Картера, в итоге победив 10:8. Первый и единственный сенчури всего турнира Бингем сделал в самом последнем фрейме финала.

«Есть в моём характере такая черта — никогда не сдаваться, — и когда я отстаю в счёте, я просто расслабляюсь, и весь отдаюсь игре в снукер. При счёте 5:7 в финале я практически поплыл. Я чувствовал, как будто играю чьей-то, не своею, рукою. Но кофе и батончик Сникерс (реклама детектед!) в перерыве между сессиями привнесли достаточно сахара в мой организм, чтобы я сумел собраться. И я сумел показать снукер высшего класса, в нужный момент.

Когда я выиграл ЧМ 2015, моя игра была тип-топ, я мог забивать любые шары потехи ради, и играл практически без ляпов. А на прошлом Мастерс я частенько оказывался в трудном положении, и приходилось прорываться с боем. Мне удавалось показывать очень хороший снукер именно в концовках матчей.»

Теперь, когда у него за поясом 6 рейтинговых побед, и 2 из 3-х титулов тройной короны, резюме Бингема выглядит впечатляюще. Однако, путь снукериста из Базилдона, который стал профи в 1995-м году, к успеху был тернист.

Ему пришлось ждать до 2011-го года, пока он не сумел завоевать свой дебютный трофей, победив в интригующем финале Australian Open Марка Уильямса со счётом 9:8. Он признался, что были моменты, когда он вообще ставил под сомнение, сумеет ли он когда-нибудь достичь вершины в спорте.

«Однажды я крепко задумался над тем, не стоит ли мне бросить снукер, и устроиться на работу. Я жил с родителями, пока мне не исполнилось 28, и я думаю, что момент, когда я наконец-то начал жить сам, был очень важным. Жёсткая конкуренция, изнуряющая борьба, многие снукеристы так и не сумели полностью реализовать свой потенциал в течение всей карьеры. Когда ты наконец выигрываешь первый турнир — испытываешь лучшее в мире, ни с чем не сравнимое чувство.

Я всегда говорил, что стучусь в дверь, но она никогда не открывается. Победить Марка Уильямса в Австралии 9:8, отыгравшись со счёта 5:8, было просто невероятно. Ещё год у меня ушёл на то, чтобы наконец-то свыкнуться с мыслью, что теперь я — победитель рейтингового турнира. И дверь наконец-то открылась.»

Самыми яркими моментами в сезоне 2020/21 для Стюарта пока что были два максимума, сделанные им, 7-й и 8-й в карьере. Они позволили Бингему войти в элитную компанию, стать 4-м в мире по этому показателю. Только О’Салливан, Хендри и Джон Хиггинс сделали больше максимумов.

«Ещё до того, как я стал профи, я сделал бог знает сколько максов. После 250-ти я сбился со счёта. Энтони Хамилтон однажды сказал мне, что ты становишься хорошим игроком, когда перестаёшь считать сделанные тобой максы. Я немного повёрнут на них, и каждый раз, когда у меня есть шанс, и я чувствую, что в форме, я стараюсь сделать макс.

Вспоминаю, когда я во второй раз в жизни играл в Крусибле, всё, чего я хотел — это сделать заход на макс, и попасть в номинацию «удар турнира». Мой макс оборвался на розовом в матче первого раунда против Кена Дохерти. Мне всегда нравилось пытаться сделать макс. Когда я забиваю первый красный, и шары раскатываются, я уже думаю об этом.»