«Мой ужасный папа»

«Мой ужасный папа»

Дочка Ронни О’Салливана рассказывает о том, как была доведена до грани самоубийства, и погрузилась в наркотическую зависимость, после того, как от неё отказался её звёздный отец.

We reveal the agony of girl abandoned by snooker legend Ronnie O’Sullivan


Тейлор-Энн Магнус говорит, что искала утешение в кокаине и алкоголе, после того, как миллионер и легенда снукера блокировал её звонки, перестал выплачивать алименты, и велел своей семье разорвать все связи.
Но сегодня 21-летняя девушка, чистая после реабилитационного центра, имеет сюрприз для 5-кратного чемпиона мира — он станет дедушкой в 42 года.


Разъярённая Тейлор-Энн, находящаяся на 5-м месяце беременности, сказала: «Мой папа был ужасным отцом, и никогда не получит шанса исправиться в качестве дедушки». Тейлор-Энн — плод любви Ронни и Салли Энн Магнус — говорит: «Благодаря его жестоким действиям я осталась без дома, и вынуждена была уйти из колледжа. Он ясно дал понять, что никогда не хотел меня, но я никогда не пойму, почему он так жестоко меня обидел. Я была так несчастна, что даже подумывала свести счёты с жизнью. Я перестала думать о своём отце, и той боли, которую он мне причинял, и начинаю строить свою жизнь.»
В душераздирающем интервью, Тэйлор-Энн, которая работает в водителем в службе доставки, поведала о том, как отец видел её всего 10 раз за 21 год, несмотря на то, что живёт всего в 10 милях от неё, в Эссексе. Также он прекратил выплачивать ей 1000 фунтов в месяц в качестве помощи, обвинив её в том, что она использует его в качестве банкомата, и назвал её наркошей. К тому же, он ни на гран не помог ей в лечении, несмотря на то, что сам лечился от зависимости в 2000-м.
«Я думала, что из всех людей в мире, именно он поймёт меня лучше всех, поймёт, как я страдала от депрессии, и как стала на путь выпивки и наркотиков. Люди помогали ему вылечиться, и простили его, а он просто списал меня со счетов.»


Её мама обнаружила, что беременна, спустя пару недель после неприятного развода с Ронни.
«Оглядываясь назад, я вижу, что наши отношения были трагическими. Когда я была маленькой, я гуглила его фотографии, и сравнивала со своими, чтобы увидеть, похожа ли я на него. Я отчаянно нуждалась в его внимании. Когда мне исполнилось 4, я перестала смотреть его матчи. Он обещал, что помашет мне рукой с экрана, и я смотрела целые турниры, в ожидании этого. Но он так и не помахал мне рукой, и моё сердце было разбито.»
Но, в неведении о настоящем характере своего папы, Тэйлор-Энн не ожидала удара, который пустил её жизнь под откос в 2013-м, когда ей было 17 лет.
«Я поступила в колледж на курсы бизнеса. Ездить было далеко, и мама помогла найти мне квартиру. Я была так рада. Я любила учиться, и получала отличия на первом курсе. Я была так взволнована, и решила рассказать об этом папе, мы встретились в кафе. Я рассказала ему, что мама перевела алименты, которые он платил, 1080 фунтов в месяц, на мой счёт, чтобы я платила ренту и оплачивала счета, за дом и за колледж. Он выглядел слегка удивлённым. Он поднял брови, и спросил: «Так вот для чего ты это используешь?» Я ответила: «Я всего лишь хочу своего папу!» Он улыбнулся и кивнул. Я попросила его быть на связи. Помню, как говорила ему, что один звонок в пару месяцев будет более чем достаточно. Сейчас я понимаю, как жалко это звучало. Но тогда я и подумать не могла, что за этим последует.»
Она утверждает, что после того, как Ронни отвёз её домой, он обрубил все связи, и немедленно остановил все платежи.
«Он остановил платежи, назначенные судом. Я не могла в это поверить, ведь он знал, что эти деньги покрывали мою ренту и обучение.»
Ей пришлось съехать с квартиры и уйти из колледжа — пока шли судебные разбирательства, и суд заставил Ронни возобновить платежи — урон был уже нанесён.
«Я впала в депрессию, и начала напиваться, чтобы забыть о том, как я несчастна. У меня отобрали права за превышение скорости, я потеряла работу, и кокаин вошёл в обиход моей жизни. Честно говоря, мне было пофиг. Я всего лишь хотела заглушить боль, причинённую папой. Несколько раз я думала прекратить свою жизнь, и весь этот бардак.


Я не разговаривала с ним три года. Потом, мы как будто начали выстраивать мостик. Я даже не была уверена, его ли это номер, но написала: «Привет, папа». Он ответил: «Как дела, приятель?» Даже это было сложно. Я не хотела быть его приятелем, я его дочь. Но буду честной, через несколько дней после этого мы долго болтали по телефону. Я ввела его в курс того, что случилось с нами обеими. Казалось, что его это волнует. В течение пары месяцев мы ещё несколько раз поболтали по телефону. Казалось, что мы наконец-то нашли общий язык. Мы даже пошли обедать в тайский ресторан, с его детьми от другого брака, Лили и Ронни. Увидеть моего брата и сестру было замечательно. Я очень люблю их, и рада и благодарна судьбе за то, что их отношения с отцом лучше моих. Я посвятила папу в свои проблемы. Он предложил оплатить мне повторный тест на права. Когда он увидел, как тронута я была его предложением, он сказал: «Знаешь, когда всё становится сложно, я игнорирую не только тебя. Я делаю это и с Ронни и с Лили, когда они становятся слишком требовательными.» Я думаю, это была неуклюжая попытка заставить меня почувствовать себя лучше. Я была благодарна, и отважилась спросить, почему он перестал платить алименты. Его ответ ошеломил меня. Он сказал: «Ты знаешь, Тейлор-Энн, всю жизнь люди относились ко мне, как к банкомату. Почему я должен продолжать платить? Что я с этого имею?»
Она была шокирована, но ещё больше её сбила с толку СМСка, которую папа послал ей в тот же вечер.
«Он послал мне очень приятное сообщение, он писал о том, что гордится мной, гордится тем, что я признала свои проблемы, и пытаюсь с ними бороться. Я моментально забыла все жестокие слова, и была так довольна тем, что он мной гордится. Это был тот очень редкий случай, когда он сделал мне комплимент.»
Но их отношения приняли ужасный поворот, когда Тейлор-Энн, которая всё ещё находилась в наркотической зависимости, отдыхала с общим другом Ронни. Во время кокаиновой вечеринки, друг сказал, что её папа предупредил всех членов семьи, чтобы те разорвали все отношения с ней.
«Мне было так обидно, так больно. Я понятия не имела, правда ли это. В какой-то момент этот человек позвонил папе и начал на него наезжать. Её телефон был на громкой связи, и я услышала: «Вы, пара наркош, нуждаетесь в помощи». Я не выдержала, и разрыдалась, потому что было очевидно, что он мне не поможет. Я пыталась связаться с ним, чтобы объяснить, но он уже ничего не хотел знать.»


Спустя несколько дней, в марте прошлого года, Тейлор-Энн легла в реабилитационный центр, лечиться от кокаиновой зависимости. Но она говорит, что ни разу папа её не навестил, не позвонил, не написал, спросить, как она. Через пару дней после выхода из больницы, она нашла новую работу, в компании по продаже автозапчастей, где и познакомилась со своим бойфрендом — и отцом их ребёнка — Нейханом Чаудари. Сейчас они живут в двухкомнатной квартире, в Ромфорде, графство Эссекс.
Тейлор-Энн, чей ребёнок должен родиться в октябре, говорит: «Мы не имеем многого, но мы имеем всё, что нужно ребёнку — двое родителей, которые будут любить его, заботиться и лелеять. Нэйхану сейчас столько же, сколько было папе, когда родилась я, но я уже знаю, что он будет лучшим отцом, чем мой когда-либо был, потому что он рядом, и он помогает. Я бы хотела, чтобы папа был рядом, и заботился обо мне, но его не было, а всё, что я когда-либо хотела — это его любовь. Я прослежу за тем, чтобы мы научились на всех ошибках, которые он допустил со мной.»
Ронни отказался комментировать заявления Тейлор-Энн.