Как Панкадж Адвани пришел к доминированию в бильярде и снукере

Как Панкадж Адвани пришел к доминированию в бильярде и снукере

Большая статья об очень популярной личности в мире бильярда – о Панкадже Адвани.

Статью предвосхищает пятиминутный ролик с интервью Адвани. Любопытный момент. В начале ролика показан гугл-перевод слова «cueist» (бильярдист) с английского на хинди. Итог перевода – … «адвани»)). К моменту написания статьи у Панкаджа было 17 титулов чемпиона мира в бильярде и снукере. В ролике бегущей строкой указывалось, что у него 17 титулов Чемпиона Мира, 8 титулов Чемпиона Азии и 29 титула Чемпиона Индии. Совсем недавно Адвани выиграл свой 18 титул мирового чемпиона, а с учетом недавнего успеха сборной Индии в команде — уже 19.

Итак, начинаем рассказ…

Джамму, январь 2003 года. Проведение национального снукерного чемпионата, который должен был состояться в городе, – под вопросом, ведь в местном храме за два месяца до этого совершен теракт, унесший жизни 14 человек, и, несмотря на заверения организаторов, проблемы безопасности побуждают многих опытных игроков сняться. Ослабленный состав предопределяет маловероятный финал: Панкадж Адвани, которому нет и 18-ти, против азиатского чемпиона Ясина Мерчанта. Результат оказался еще более невероятным:  Адвани огорчил Ясина 7-5, став самым молодым игроком, выигравшим национальный титул в снукере, и сравнялся с рекордом Гита Сетхи с тремя национальными титулами (два других были юниорскими) за один год. «Панкадж пришел надолго!», – воскликнет впоследствии поверженный Мерчанта.
Однако результат Адвани оспаривался некоторыми из возрастных игроков. В то время национальные чемпионы получали прямую путевку на международные соревнования, и после победы Адвани некоторые старшие игроки поставили под сомнение обоснованность этой практики. Они указали на отставание во времени между национальными чемпионатами и международными встречами и предложили в качестве альтернативы отборочные турниры для определения заявок на международные соревнования с этого года и далее.

«Когда Панкадж услышал о буре возмущений, которая была вызвана его победой, он сломался», – говорит спортивному телеканалу ESPN наставник Адвани Арвинд Савур.

«В тот день я пообещал ему, что сделаю его игру настолько совершенной, что он побьет всех».

Савур сдержал свое слово. На отборочных соревнованиях в Хайдарабаде в том же году Адвани не только победил всех лучших игроков, он сделал это на удивление уверенно. Затем я сказал: «Пойди и докажи всем, что твоя победа в Джамму не была случайностью», – продолжает Савур, сопровождавший Адвани в Хайдарабаде.

В ноябре 2003 года он стал только вторым индусом (после Ома Агарвала в 1984 году), принесшим Индии титул чемпиона мира среди любителей, и, кроме того, в свои 18 стал вторым по возрасту игроком, добившимся такого успеха.

В настоящее время не существует настолько титулованных индийских спортсменов подобно Панкаджу, на счету которого уже 17 мировых титулов в снукере и бильярде – двух играх, которые могут казаться похожими, но имеют хоть и тонкие, но очень важные различия в самом подходе к игре.
По пути он также стал первым игроком, оформившим «грандиозный дубль», выиграв на чемпионате мира по бильярду как по игре на время, так и по очкам; переписал мировой рекорд в 2014 году, выиграв «грандиозный дубль» в третий раз; также он является единственным игроком в истории, который на своем счету имеет любительские мировые титулы как бильярде, так и снукере, в купе с титулами чемпиона мира по бильярду среди профессионалов.

Ранее в этом месяце он защитил свой чемпионский титул по бильярду на чемпионате мира в формате 150-up, обыграв в финале 6-2 Майка Рассела, и подкрепил успех бронзовой   медалью в длинном формате.
Если всё перечисленное вас недостаточно впечатлило, попробуйте варианты гугл-перевода для слова «cueist» (бильярдист), и результат на хинди, который вы, вероятно, получите, будет «advani». Сказав это самому Адвани, тот смущается: «Мой Бог!» – скептически восклицает он, отходя от своего обычно неприступного вида.

Часть его скептицизма, скорее всего, связана с тем, что, несмотря на все эти успехи, Адвани почти невидим в индийском спорте. Редко он мелькает в   газетных заголовках, телевизионных ток-шоу или глянцевых журналах. Его неустанные победы стали его же собственным врагом, снижая элемент неожиданности и тем самым обеспечивая ситуацию, при которой на новости о нем реагируют лишь метафорическим пожиманием плечами.

История жизни Адвани начинается с невзгод. Родившийся в Кувейте, он потерял отца, когда ему было всего два года, а четыре года спустя его семья была вынуждена покинуть страну после вторжения Ирака во время войны в Персидском заливе.
Они переехали в Бенгалуру, и это дало ему первый толчок. Его старший брат Шри начал играть в бильярд, и Адвани привлекли цветные шары, как привлекли бы любого другого ребенка. Будучи 10-летним, Адвани в течении трех недель кряду наблюдал, как брат играл на бильярде, присматривался к технике и правилам, перед тем как не попробовать самому.

«Помню самый первый удар», – говорит он. «Шар вошел в лузу, и скрылся в ней. Трепет при исполнении реально удачного удара, – это нечто особенное, в чем я могу быть постоянно на высоте».

Именно тогда он был замечен Савуром, бывшим национальным чемпионом по снукеру, в Бильярдной ассоциации штата Карнатака. Савур заметил, что у 10-летнего мальчика «хороший глаз».

«Я попросил разрешения у его матери позволить мне обучать парня бесплатно», – говорит Савур.
«Когда я привел его домой, я увидел, что он слишком мал, чтобы дотянуться до стола. Я понял, что, если начать тренировать его сейчас, когда он едва мог дотянуться до стола, он мог бы выработать ошибочные навыки». Чтобы успокоить огорченного мальчика, Савур подарил ему кий и попросил вернуться через год после того, как тот прибавит в росте еще несколько дюймов.

Немного отвлечемся от повествования.

Кто герой Панкаджа Адвани?

Даже звездам нужны герои. Для Адвани это Бэтмен. Щеголяя браслетом Бэтмена на правой руке, он лезет в карман брюк и вытаскивает кучу ключей, скрепленных знакомым черно-желтым кольцом супергероя, как доказательство его фэндома. На самом деле, он копает глубже и говорит, что видит поразительную параллель между собой и защитником Готэм-Сити.

«Бэтмен вполне реален, – говорит Адвани, – у него было темное прошлое. Он супергерой, который больше полагается на свою физическую силу и доступные ему возможности». В какой-то степени кажется, что он имеет в виду человека. «Я думаю, что Бэтмен – многогранный персонаж, что-то, что я нахожу увлекательным, интригующим и узнаваемым. На самом деле, у меня всегда есть что-то от Бэтмена», – добавляет он. И у него уже есть друг по имени Робин.

Будучи преисполнен решимости быстро вырасти, Адвани пытался делать всё в пределах своих возможностей, включая регулярные подтягивания дома и занятий баскетболом в школе, и результаты стали проявляться через год. Он прибавил четыре дюйма и был готов тренироваться.

«Хотя в то время я тренировал несколько детей, то, что привлекло меня в Адвани, это то, что он учился очень быстро – вам просто нужно было продемонстрировать ему какой-то удар и практически в следующей попытке он его воспроизводил. Я был убежден, что он проделает долгий путь», – добавляет Савур. «

Его вера была не на пустом месте.

За несколько месяцев до своего 12-летия Адвани завоевал национальный титул в бильярде среди юниоров.

В Бангалоре, где рос Адвани, было не много сверстников, которые могли бы конкурировать с ним в пределах штата. Центрами были Махараштра, Бенгалия и Гуджарат, где выросли такие игроки как Адитья Мехта, Сурав Котари, Дхрув Ситвала и Рупеш Шах.

«Если бы рядом не было Панкаджа, я бы, вероятно, выиграл еще много титулов», – откровенно говорит признанный чемпион Азии по бильярду Ситвала.

То же «затруднительное положение» справедливо и для многих других игроков.
Успехи Панкаджа стоили таким опытным специалистам, как Гит Сетхи и Девендра Джоши, двух мировых титулов (каждому) – Адвани побеждал их в финалах чемпионатов мира по бильярду среди любителей в 2005 и 2008 годах соответственно (в форматах игры как на время, так и по очкам), в то время как Дхрув Ситвала был лишен им того, что могло бы стать его первым титулом чемпиона мира в 2007 году. С тех пор Ситвала не выходил в финал мировых первенств.

Хоть весы личных поединков по-прежнему колеблются в сторону поражения, любовь к «младшему брату» (а именно так он относится к Адвани) переоценивает всё это.

«Мы часто делим комнату во время турниров и у нас общий интерес к религиозным книгам и самоучителям», – говорит Ситвала. «У него есть положительная аура, и его духовность очищает меня. Два года назад мы играли друг с другом в финале чемпионата Азии по бильярду (который я, кстати, выиграл), и, будучи тогда соперниками за столом, мы были при этом дружными соседями по номеру».

В попытке окунуться в реку снукера, Адвани переехал в Англию в 2012 году. Это продолжалось все два года. Оглядываясь назад, Адвани говорит, что это была отличная возможность, и что он был бы рад «заболеть снукером», но это не то, что он очень хочет повторить в ближайшее время.

«У меня было слишком много путешествий за последние пять лет. Азиатам очень сложно поехать в Англию, финансировать себя, держаться вдали от своих семей, фактически оказаться на улице и выступать на самом высоком уровне».

Когда он отказался от своего про-статуса в сентябре 2014 года, Савур пытался отговорить его. Савур чувствует, что это в значительной степени вызвано проблемами быть вегетарианцем вдали от семьи и найти друзей на незнакомой земле.

«Я знаю, что это было тяжело для него, но он мог бы задержаться немного дольше. Деньги в профессиональном туре огромны, а он весьма хорошо себя чувствовал в нем».

Проще говоря, победитель прошлогоднего чемпионата мира по снукеру IBSF – главного непрофессионального соревнования – увез домой около $ 6400 (что составляет 40% от минимального призового фонда участнику Крусибла в размере 16 000 долларов), в то время как профессиональный чемпион мира по снукеру стал богаче на 409,530 долларов. Кроме того, призовой фонд Крусибла за текущий год стал еще больше, при этом доля победителя теперь составит 465 375 долларов.

Итак, что же делает Адвани настолько хорошим? Во-первых, нужно понимать разницу между бильярдом и снукером. Для непрофессионала они могут казаться идентичными – зеленое сукно, белые накрахмаленные рубашки и галстуки-бабочки, но они значительно отличаются с точки зрения метода, подхода и навыков. Даже сценарий игры – в то время как в бильярдной партии предполагается продолжение кьюинга от начала до конца, в снукере можно выиграть за счет коротких серий и усложнения позиции для противника. Очень немногие могут жонглировать обоими, но Адвани сумел переключиться туда и обратно на самом высоком уровне и с поразительным успехом.

«Вряд ли я смогу объяснить, как сложно совмещать бильярд со снукером на высшем уровне», – говорит Адвани. «Это сложная задача, но я чувствую, что мне нужно продолжать, поскольку совмещение держит меня мотивированным и сильным, и мне нравится делать то, что я делаю прямо сейчас. Да, это палка о двух концах, и у меня не будет каждый раз одинаковых результатов, или я не буду выиграть каждый раз, но что такое жизнь без риска и чуточки веселья?».

Его основная сила – это, вероятно защита, которая, по сути, означает, что у противника мало или нет возможностей для игры. После его победы в финале мирового чемпионата IBSF по снукеру в 2003 году его пакистанский оппонент Мохаммед Салех признался: «Aapne safety khelkar mujhe maar daala» (Ваша оборонительная игра убила меня). Тогда Адвани было 18 лет. Сегодня эта грань его игры непроницаема, и ее генезис можно снова проследить гражданами Джамму.

В преддверии отборочных игр в 2003 году Савур понял, что если Адвани рассчитывает победить опытных, то его техника защиты должна была быть безупречной.

«Мы упорно работали над этим в каждой сессии против опытных игроков, ведь как только вы даете слабину, они могут попусту сожрать вас. Так что я хотел убедиться, что он не дал им никаких шансов», – говорит Савур.

Если оборона – это выбор его игрового оружия, то его предматчевая рутина вращается вокруг визуализации. В спорте практика умственного репетирования своего выступления помогает игроку выполнить в реальной игре образец ответов, необходимых для удара / движения в том же ритме и темпе.
Гольфист Джек Никлаус, как известно, каждый раз представлял себе удар в голове, прежде чем его исполнить, и исследования показали, что, когда мы неоднократно представляем себе, что мы выполняем конкретную задачу, мы ориентируем наши нейронные пути на ее исполнение.

«Поэтому, даже когда я принимаю душ перед матчем, я просто представляю себя, исполняющего лучшие удары», – говорит он.

Однако это не лишено рисков, объясняет Шри – спортивный и профессиональный психолог.

«Визуализация, основанная на результатах, – например, воображение себя на вершине подиума – может на самом деле оказаться вредной, потому что вы отвлекаетесь от процесса, ведь в мыслях вы уже объявили себя победителем. Но чтобы выиграть, вам нужно всё сделать хорошо, и этот вид визуализации не подготовит вас к этому».
Адвани осторожно избегает таких ловушек.

«Если вы начнете думать об исходе заранее, у вас будут проблемы. Я же научился наслаждаться этим процессом. Чем больше вы делаете это, тем легче становится игра. Я постоянно напоминаю себе, почему я начал играть в бильярд, почему я увлечен этим».

Как только вы спросите Адвани о его сильных сторонах, он избегает самоосуждения.

«Я думаю, что я более талантливый, чем трудолюбивый. Врожденные способности, особенно в спорте, необходимы. Несомненно, важно быть трудолюбивым и дисциплинированным, но крайне важно иметь талант и ритм», – говорит он.

Индийский игрок в крикет Робин Утаппа, являющийся близким другом Адвани со времени учебы в колледже, говорит о его «ясном и сосредоточенном уме» и «необычайной концентрации внимания» даже в подростковом возрасте.

«В годы учебы в колледже большинство из нас советовали ему разрабатывать и наращивать мышцы, но он очень четко дал понять, что не будет делать ничего, что могло бы поставить под угрозу его гибкость на столе. Когда нам было по 18 или 19, большинство из нас не понимали таких вещей. Однако Панкадж стоял особняком».

Немногие видят другую сторону личности Адвани – как остроумного, веселого, изворотливого человека.

«Его сарказм может быть убийственным», – говорит один из близких друзей Адвани, звезда сквоша Джошна Чинаппа.

«Когда мы тусуемся где-то вместе, то я в конечном итоге, на его исключительно хорошем фоне, выгляжу как хулиган».

Адвани говорит, что он едва учился в колледже, так как был занят в турнирах, и в такие моменты часто чувствовал себя неудачником среди своих сверстников.

«Мне часто приходилось испытывать соблазн присоединиться к моим друзьям после колледжа, но я знал, что хочу заниматься спортом, и я должен был пожертвовать чем-то. Не то, что я был кретином. Я просто хотел быть очень хорошим в том, чем занимаюсь».

Плачевное состояние спорта в стране, усугубленное его отсутствием во всех крупных турнирах, таких как Олимпийские игры, Азиатские игры и игры Содружества, означает, что Адвани едва известен в своей стране.

«Стрельба, к примеру, далека от зрелищного спорта, но надежда на олимпийские медали меняет картину», – говорит Нирав Томар, главный исполнительный директор Infinity Optimal Solutions (IOS), высокопоставленной компании по управлению спортивными талантами, которая, например, взрастила Видженджера Сингкха в качестве профессионального боксера.

«Адвани добился выдающихся достижений, но продвижение спорта, который вызывает мало резонанса в стране, наносит ущерб его популярности. Вы можете продавать только то, что продается».

Сантош Десай, специалист в области рекламы и публицист, предлагает на время абстрагироваться от снукера, как спорта, и его отсутствия на больших международных турнирах и указывает на третий, более убедительный фактор относительной неизвестности Адвани.

«Я бы отметил в качестве причины – дефицит информации. Ведь герои рождаются для нас из историй, рассказанных нам о них, но в случае с Адвани, кажется, есть отсутствие контекста, понимания и, следовательно, невозможность поставить его достижения на какую-либо перспективу».
«Практически во всех видах спорта, за исключением немногих, большинство имен для нас – это имена тех, кого мы не часто видим в действии. Возьмите к примеру Мэри Ком. Немногие из нас когда-либо видели больше, чем один-два поединка с ее участием. Адвани принадлежит к спорту, где его победы и значимость побед могут быть недостаточно ясны для нас».

«Эти проблемы часто затрагиваются во время их разговоров, говорит Утаппа. «Я говорю ему – ты должен что-то сделать, чтобы твоя известность была немного больше. Если вы посмотрите на то, насколько легко он завоевывает мировые титулы, то у людей создается ощущение заурядности этого события. Может быть, когда он выиграет 32 мировых титула, ему, наконец, отдадут должное».

У самого Адвани есть некоторое разочарование, даже обида, но нет горечи. «Любой ожидает признания достижений», – говорит Адвани. «Дело не в том, что именно я отчаянно нуждаюсь во внимании, но если кто-то достиг того, что есть у немногих других, то это заслуживает должной оценки. Но люди оценят это только тогда, когда будет более глубокое понимание бильярда в целом».

Относительное отсутствие признания беспокоит Адвани, но этого недостаточно, чтобы убавить его мотивацию.

«Когда я за столом, я оказываюсь в другом мире. Он заботится обо мне, дает мне покой, радость и что-то, чего я с нетерпением жду каждый день. До тех пор, пока у меня это есть, мне не нужно ничего другого, чтобы чувствовать себя оптимально».

Возраст не является важным фактором в бильярдном спорте и Адвани, которому сейчас 32 года, знает, что у него еще много «горючего в баке».

«Я не заглядываю далеко вперед. Предпочитаю жить сегодняшним днем», – говорит он, – «Мне 32 года и один месяц. Поэтому многие люди спрашивают меня о браке, и я говорю им, что еще не время, и что пока я женат на своей игре. Но я сказал, что хочу точно сделать две вещи. Одна из них, конечно, состоит в том, чтобы жениться, а другая – вернуть игру в массы через тренерскую и рекламную деятельность».

В стране, где нет спортивных героев с подобным шкафом трофеев, Адвани остается за дымовой завесой – нечеткой, аморфной, загадочной фигурой.
Будет ли он когда-нибудь большой звездой? Или подобно спортивному мозговому центру наивысшего уровня, такого как Абхинав Биндра (знаменитый стрелок, первый олимпийских чемпион независимой Индии), столь же сильным, умным и сдержанным?
Адвани пожимает плечами и продолжает свое дело с мудрым спокойствием, побеждая игроков по странам и континентам, по желанию забирая мировые титулы и возвращаясь в пустые терминалы аэропорта.

http://www.espn.in/snooker/story/_/id/21592502

P.S Большое спасибо Шаману за участие в этой публикации.

  • tipun

    Как типун пришёл к доминированию среди первонахов?
    🙂
    Ветка открыта!

  • vekhachevsky

    спасибо, очень было интересно почитать

  • Мари

    Было очень интересно, спасибо!)