Фини: Стивен Хендри ещё не сказал своё последнее слово.

Фини: Стивен Хендри ещё не сказал своё последнее слово.

Тренер по снукеру Стивен Фини, который работает со Стивеном Хендри накануне его возвращения на профессиональную арену, верит в то, что семикратный чемпион мира развеет сомнения недоверчивых зрителей.
Король Крусибла воспользовался возможностью вернуться в мэйн тур, приняв предложенную ему двухлетнюю пригласительную туркарту. Тем не менее, шотландец пока что не принял участия ни в одном турнире. Предыдущее выступление Хендри в качестве профессионала было на ЧМ 2012, после чего он объявил о завершении карьеры.
Главный тренер SightRight Стивен Фини работает со Стивеном Хендри уже не первый месяц, и их сотрудничество сыграло ключевую роль в принятом решении вернуться в большой спорт.
Мы связались с Фини, чтобы узнать, как обстоят дела на тренировочном столе…


— Стив, первый вопрос: как проходит ваш тренировочный процесс?

— Если говорить об игре, то тренируемся мы регулярно. Я тренирую его по той же схеме, что Ронни ОСалливана, и Марка Уильямса. У нас есть чёткий план, от которого мы не отклоняемся ни на йоту. Одна из главных целей — он должен получать удовольствие. На наших тренировках есть и делу время, и потехе час. Его выбор ударов всё ещё хорош, и он видит игру насквозь, его знания никуда не делись. Он просто заржавел. Зато его умение бить дальние шары на тренировках просто феноменально. Я знаю по опыту, что когда мне удаётся наладить кому-то дальние удары, это оказывает эффект на всю игру в целом.

— По твоему мнению, какие реалистичные цели может ставить перед собой Стивен в этом сезоне?

Можем ли добиться того, чего добился Питер Райт в дартс, и стать чемпионом мира в возрасте 50 лет? Стивен не хочет об этом говорить. Он просто любит играть. В то же время, он очень амбициозен. В процессе работы, я надеюсь, что он сможет поверить в то, что у него есть, пускай маленький, но шанс. В первую очередь, нужно сделать так, чтобы он снова получал наслаждение от игры. А если он начнёт побеждать, то с его бойцовским духом и характером победителя наслаждение станет ещё большим. Для него, соревноваться на высшем уровне, станет вишенкой на торте. Если он почувствует, что может соревноваться на высшем уровне, то поверит в то, что сможет побеждать на высшем уровне.

— Как ты думаешь, сколько усилий нужно приложить для того, чтобы Стивен вошёл в свою лучшую форму?

— Нам предстоит много работы, это почти как подготовка к боксёрскому матчу. Сколько часов нужно тренироваться, чтобы достойно провести на ринге трёхминутный раунд? Снукер это глобальный спорт. Мы знаем, что на пути мы встретим сильных соперников. И мы знаем, что не станем играть, пока он не будет готов соревноваться на высшем уровне. Мы знаем, что он не терпит мысли о проигрыше, он хочет лишь побеждать. И это побуждает меня прикладывать даже больше усилий в работе с ним, чем с Ронни или Марком. Мы отлично проводим время. Мечтаю увидеть, как он бьёт себя в грудь, когда всё наладится.
Я беседую с ним о важных вещах. О том наследии, что он оставил после себя. О том, что если он хочет продолжить свой путь, он должен побеждать. Особенно, если победы будут громкими. Но даже увидеть то, что он получает удовольствие от игры — уже победа. Он уже делает такие удары, которые, как он говорит, не умел делать раньше. К тому же, не будем забывать о том, что этот парень точно знает, как надо побеждать. Об этом знают и его соперники. Если мы всё сделаем правильно, и он перенесёт свой бойцовский дух с тренировочных матчей на соревновательные, у соперников возникнут проблемы, и никто не захочет встретиться с ним в первом раунде. Я видел лучших в своём деле, и этот парень особенный.

— Насколько ты мотивирован помочь Стивену достичь успеха по возвращении в мэйн тур?

— Я смотрю на это, как на довольно увлекательную возможность проявить себя. К тому же, я чувствую некую ответственность за данные обещания. Я рассказал Стивену, во что я верю, и чем могу ему помочь, и Стивен поверил мне. В свою очередь, я верю в него, как в человека, и как в чемпиона. Есть ли ему ещё, что доказывать? Наверное, есть. Болельщики будут счастливы увидеть его за столом, а соперники захотят увидеть его доказательства, мы прекрасно это понимаем.
Некоторые топовые игроки думают, что Стивен никогда больше не сможет выиграть рейтинговый турнир. Когда мне говорят, что что-то невозможно, моя реакция: а ну-ка, давайте я попробую. Сможет ли он? Он поразительно талантлив. Он семикратный чемпион мира, и мы поглядим, каким будет его возвращение.

— Когда ты ожидаешь Стивен примет участие в турнире?

— Я готов ждать столько, сколько нужно. Пока нам не подойдут все условия, и пока не увидим реальную возможность — тогда мы и выступим. Моя цель со Стивеном — мы хотим вернуть его в топ 16, с надлежащим уровнем игры, как можно скорее. Только это нас устроит. Каждый тренировочный сеанс на это нацелен, и мы усердно работаем. Чтобы он выиграл ещё один титул, или хотя бы сыграл в Крусибле. Не станет ли это особенным событием для снукера? Если то, что Стивен вернётся в Крусибл, разменяв шестой десяток, не станет праздником, то я не знаю, что тогда станет. А если там он себя покажет тем игроком, каким его помнят, или даже лучше, не будет ли это хорошо.

Комментарии Моник Лимбо:

Сможет ли Хендри вернуться в топ 16? Я не уверена. Когда юный Хендри только появился на сцене, он начал революцию. Ни один профессионал в начале 90-х не мог ничего противопоставить его ультраатакующей игре, его умению вколачивать дальние шары с болкерного борта, выходить на синий или чёрный, и выигрывать фрейм одним подходом. Но естественно, его более молодые коллеги учились у него, копировали его игру. Ответы нашлись. Молодой Кен Догерти победил его в финале ЧМ 1997 с хайбрейком 85, в то время, как Стивен сделал 5 сенчури — это было знаковым событием, пускай в то время оно таковым и не ощущалось. До этого матча, Хендри достиг 37 рейтинговых финалов, выиграл 28, проиграл 9. После этого, он достиг ещё 20 финалов, выиграл 8, проиграл 12. С тех пор. он выиграл лишь 1 мейджор, ЧМ 1999, а до того он выиграл 17. Стивену было всего 28, когда его победил Кен, нельзя сказать, что его время прошло.
Что же произошло? Ну, в моём понимании, две вещи: ряд молодых игроков пришёл на сцену, научился копировать игру Хендри, играть на высшем уровне, но в то же время они сумели развить тактический аспект игры — то, над чем Хендри никогда не хотел работать, и в результате уверенность Хендри в себе — которая играла огромную роль в его умении побеждать — серьёзно пошатнулась.
В 90-х, я множество раз видела, как он, уверенно начиная матч, но делая один лишь промах, лавинообразно его проигрывал. И ему это очень не нравилось. Он жаждал побед, но побед не было.
Сможет ли он принять то, что он будет делать ошибки, его будут побеждать, но при это наслаждаться игрой в снукер? Если ответ положител;ный, это сможет стать очень интересным, но если нет, я не вижу его в роли серьёзного соперника, от слова вообще.


https://ronnieo147.com/2020/10/23/steve-feeney-about-stephen-hendry/