На пределе возможностей. Снукерист Иван Каковский — о мировом первенстве

На пределе возможностей. Снукерист Иван Каковский — о мировом первенстве

Англичанин Ронни О,Салливан в шестой раз стал победителем чемпионата мира по снукеру, самой интеллектуальной из всех разновидностей бильярда. И очень увлекательной, свидетельством чему постоянно растущие телерейтинги.

У нас этот вид спорта только набирает обороты, но в квалификации к мировому первенству среди профессионалов в Шеффилде впервые участвовал российский игрок – 21-летний петербуржец студент НГУ им. Лесгафта Иван КАКОВСКИЙ.

– Иван, свой первый и единственный матч в Англии вы проиграли. Шансов против шестикратного финалиста чемпионатов мира Джимми Уайта не было?

– Снукер — это спорт, а в спорте случается всякое, но в мастерстве на сегодняшний день я Уайту, конечно, уступаю.

– Ну и в опыте тоже – он вас практически в три раза старше. И это ведь, наверное, мешало?

– Возраст в снукере не столь существенен, как в других видах спорта, но опытный соперник всегда более опасен. Зато играть с Джимми было невероятно интересно. Жаль, местами я действовал не так, как следовало, и не так, как мог бы.

– Но вам, пятикратному чемпиону России по снукеру среди взрослых, наверное, приходилось к 21 году обыгрывать и более старших по возрасту соперников?

– Было такое, конечно. И не раз…

– Когда разница в возрасте была наиболее существенной?

– Помню, как в шестнадцать выиграл у 55-летнего мужчины. Но в снукере это, повторюсь, в порядке вещей. У нас не зря говорят в таких случаях, что ты выходишь играть не против человека, а против шаров.

– А с Уайтом, звездой мировой величины, вы были прежде знакомы?

– Я-то практически всех профи знаю, это меня не все знают. Но как раз с Уайтом мы знакомы – год назад я был на сборах, он там тоже присутствовал. Мы тогда пообщались, играли друг с другом, и Джимми даже пригласил в свой клуб на тренировки, но пока не получилось побывать у него. Хотя, наверное, лучше бы мой первый соперник на чемпионате мира был не в курсе, кто я такой. Мол, что за русский юноша? В снукере нередко случается, что соперник тебя недооценивает, и на этом, бывает, можно сыграть. А Джимми должен был знать, что я все-таки не случайный человек на чемпионате мира. Стабильность в снукере невероятная, в топ-16 обычно одни и те же люди. Бывают, конечно, сенсации, но круг претендентов на победу обычно довольно узок и любителям сложно подобраться к лидерам. Это в теннисе вдруг пробиваются новички, в футбольной Лиге чемпионов в полуфинал могут выйти «Лион» и «РБ Лейпциг» – в снукере такого не бывает, здесь, как правило, одни и те же герои.

– Ваш матч еще и ТВ транслировало, наверное, это тоже был первый опыт. Не отвлекало?

– Телевидение меня уже показывало, но так, чтобы на «Евроспорте», на международном канале, действительно впервые. И поначалу, в первых фреймах, признаюсь, это мешало. Много было мыслей не о том, о чем следовало думать.

– Думали о том, как смотритесь со стороны, или о том, как специалисты оценивают сейчас действия?

– Второе, конечно. Очень нервное испытание. Но когда влился в игру после начальных фреймов, обо всем, кроме игры, забыл.

– Как встретили новичка на чемпионате? Какая вообще атмосфера на соревнованиях по снукеру, участники общаются между собой?

– Обстановка дружеская, многие знакомы. Общение между участниками в порядке вещей. Все проживали в одной гостинице, вместе тренировались. В снукере в принципе нет людей, которые бы нос задирали. Можно к любому независимо от его возраста и статуса подойти, пообщаться. Тебе на любой вопрос ответят, по возможности выполнят просьбу, если она есть.

– Участие в чемпионате как-то отразится на вашем рейтинге?

– Нет, к сожалению. Рейтинговые очки в снукере соответствуют заработанным призовым, а выплаты на чемпионате мира начинаются только со второго круга квалификации, куда я не прошел.

– Но за участие хотя бы платить не пришлось?

– Нет, но дорога к месту соревнований, проживание, питание – это все забота самих участников. Спасибо Федерации бильярдного спорта России, ее президенту Павлу Завальному, вице-президенту по направлению «снукер» Сергею Рябинину, «Газпрому», что взяли расходы на себя. Повезло мне и с тем, что была британская виза, когда пришло приглашение от организаторов, что удалось выехать в пандемию – летел в Англию через Белоруссию.

– В финальном матче болели за Ронни О,Салливана, который в шестой раз стал чемпионом мира?

– Нет, симпатизировал его сопернику – Кайрену Уилсону. Он очень приятный человек, посчастливилось как-то тренироваться в академии рядом с ним. Мне импонирует его поведение, манера игры, отношение к тренировкам. Кайрен все делает так, как я себе это представляю в идеале. И его восприятие снукера во многих аспектах я тоже принимаю.

– Например!

– Снукер испытывает игрока на пределе его возможностей и все время предлагает тебе новые сценарии на столе. Очень важно, как говорит Кайрен, уметь справляться с давлением. Мне уже знакомо это чувство, и я понимаю, что, только научившись справляться с этим давлением, можно вырасти в настоящего игрока.

– У вас, будем надеяться, все еще впереди, а сколько лет прошло с того дня, как вы впервые взяли в руки кий, до дебюта на чемпионате мира?

– Увлекся бильярдом в 12 лет, но до этого был футбол. Занимался в академии «Зенита» у Ивана Шабарова, между прочим, играл в одной команде с Леоном Мусаевым, уже дебютировавшим в «Зените». А отец любил русский бильярд, играл периодически с друзьями, вот и я как-то заинтересовался. Русскому бильярду меня учил мой первый тренер Алексей Денисов, затем переключился на снукер – начал тренироваться у Ирины Горбатой, затем долгое время – у Андрея Вилля, теперь года три уже мой тренер – Евгений Куваев.

– Как выглядит тренировка снукериста?

– По 5 – 6 часов ежедневно занимаюсь. Сначала у стола, затем в спортзал. Упражнения на пресс и на спину – она очень устает при статических нагрузках. Бег, велосипед, плавание – спина в воде тоже отдыхает. После спортзала – обед, затем небольшая пауза и еще одна тренировка.

– Эти занятия получается совмещать с учебой?

– Учусь в Университете имени Лесгафта, там есть факультет неолимпийских видов спорта. Тренировочный процесс вписан в учебный, все продумано.

Сложности лишь со спарринг-партнерами. Снукер у нас только начинает развиваться, мало кто вообще знает про этот вид спорта и что проводятся чемпионаты мира. И еще меньше людей, которые играют в снукер.

– А зачем вам соперники? Стой себе у стола, бей по шарам и отрабатывай свое филигранное мастерство…

– Для снукеристов постоянные часы наедине с самим собой действительно обычное дело, но не все у нас, к сожалению, так просто, как представляется со стороны. Наш вид спорта ментально, думаю, самый сложный. Плюс психологическое давление – справляться с ним только на тренировках просто невозможно. Оценить какую-то ситуацию, сложившуюся на столе, самостоятельно тоже нереально.

Сергей Лопатенок, https://spbvedomosti.ru/