Ронни-просто лучший!

Ронни-просто лучший!

Начинаю публикацию глав из , на мой взгляд, лучшей биографии Ронни. Не судите строго.

Введение.

Ронни О’Салливан-лучший игрок в истории снукера, гений, который может сделать игру неприлично простой. В своих лучших проявлениях он-просто лучший. Несмотря на ошибочный зигзаг карьеры, он выиграл 5 ЧМ, 6 титулов UK, и 7 Мастерсов, но его самая важная победа была над собой, над внутренними демонами, которые угрожали реализации его потрясающего таланта.Как и в случае с Джоном Макинроем и Тайгером Вудсом, движущей силой детства Ронни был его отец. Когда Ронни-старший был приговорен к 18 годам тюремного заключения, он оставил его без якоря, и разрушил чувство его внутренней безопастности..
Снукер легко пришел к нему( хотя ему все еще приходилось работать над этим), но справляться с реальной жизнью часто не получалось. Он перенес приступы депрессии. Он не всегда поступал мудро. Первоклассные эпизоды смешались с посредственными, которые ему неприятны. Он повернулся к наркотикам, выпивке, перееданию и даже к религии в обреченных попытках облегчить то, что он называл» беговой дорожкой хаоса.» Его мучило стремление к совершенству, или, во всяком случае,к тому уровню мастерства, на который он знал что был способен, но его разум был заблокирован для достижения этого. Как телевизионный комментатор и редактор журнала Snooker Scene с момента его создания в 1971 году, я следил за жизнью Ронни, тесно связанную со столом, год за годом, глава за главой, за сменой жизненного пути, который только недавно, благодаря работе и дружбе с доктором Стивом Питерсом, достиг установившегося равновесия. Было приятно видеть Ронни, преодолевшим дни мрачных теней, вернувшим свою любовь к снукеру и аппетит к ее вызовам. Благодаря громадному стажу в снукерном мире, я знаю Ронни столь же хорошо, как и любой другой, и лишь близкие друзья могут знать больше. По своей сути он-добросердечный спортсмен, ни тщеславный к победам, ни слабый в поражениях. Ронни широко цитируется в этой книге из опубликованных источников, в основном из» Snooker Scene«. Эти цитаты иллюстрируют его триумф, отчаянье и все, что между ними. Ронни вежливо отказался от сотрудничества с этой книгой, возможно чувствуя, что некоторые дела давно минувших дней могут быть истолкованы совсем по-другому. Но, если это так, они являются частью его необычной истории, и иллюстрацией того, что даже Гений вовсе не является непроницаемым щитом против вызовов,  преподносимых нам судьбой.

Глава1. (1991г)

12 октября 1991 года Ронни О’Салливан играл на турнире в Амстердаме, в то время как его отец, Ронни-старший наслаждался шумной вечеринкой в Стоксе-ночном клубе на КингзРоад, в Челси. Это была дата, когда его ( Ронни) жизнь должна была безвозвратно измениться. » Большой Ронни«, как его иногда называли , не за щегольский облик, а за профессиональную репутацию, отправился в Стокс вместе с Эдвардом О’Брайаном. За соседним столиком была вечеринка по случаю дня рождения Анжелы Миллс, бывшей подруги Чарли Крэя, брата печально известных братьев-близнецов Крей( Рэга и Ронни), которых много лет держали в заключении за убийство, вымогательство и другие преступления. Беда нагрянула год спустя, на судебном слушании, когда Ронни-старший и Эдвард О’Брайан принялись распевать футбольные песни, и выкрикивать оскорбительные комментарии, в том числе и рассовые насмешки, направленные на Брюса Брайана, бывшего водителя Чарли Крэя, и его младшего брата Кельвина. Кельвин Брайан утверждал, что в тот вечер их не было в компании 4-х девиц, когда поздно ночью О’Салливан и О’ Брайан подошли к их столику, пытаясь поболтать с девицами, размахивая прямо перед их носом счетом на 250 фунтов  , рассчитывая завести их.

» После они начали терять терпение, и назвали одну из девиц любовницей ниггера, и начали дразнить нас, называя* черножо…ми ниггерами*. Затем, ухмыльнувшись, спросили:* Как вы думаете, кто вы, раз пришли сюда с 4-мя белыми девицами?* * Вы думаете, что вы кто-то вроде Найджела Бенна?*»

» Одной из девиц отвесили пощечину, клуб охватила паника, люди в испуге стали убегать. Вдруг О’Салливан достал( 6-ти дюймовый) охотничий нож и пырнул моего брата. Я разбил бутылку шампанского об его голову с целью отвлечь его от Брюса. О’Салливан ударил меня в грудь и по животу. Я видел, что Брюс тяжело ранен, кровь была повсюду. Он отшатнулся и вывалился через дверь, чтобы спастись, и когда я выбежал на улицу, он упал на колени. Я закричал*Беги!*, но он просто взглянул на меня и прохрипел *Мне конец. Я умираю*. Он умирал у меня на руках.Через мгновенье он в последний раз покачал головой и умер.»

«Когда из клуба выбежал О’Салливан, он ударил по голове уже мертвое, лежащее на земле тело моего брата Брюса

Версия семьи О’Салливанов,в которую верит Ронни, и как он описал ее в своей первой автобиографии, была такова,что Ронни-старший и О’Брайан спорили о том, кто будет оплачивать их счет, а братья Брайаны все неправильно поняли, подумав, что они вообще отказываются платить. Вспыхнул скандал, в котором один из братьев схватил пепельницу. Защищаясь, Ронни-старшему отрубило 2 пальца осколками разбившейся пепельницы, а другой брат ударил его по голове бутылкой шампанского. После этого Ронни-старший схватил нож, лежащий на барной стойке, и на этом все.. цитата из слов Ронни. У суда никогда не было повода проверять эту версию, поскольку Ронни-старший отказался давать показания в свою защиту.. Итак, самый главный вопрос-что-же делал охотничий нож на барной стойке.. Такой вопрос даже не возник. После инцидента Ронни-старший провел 4 дня на больничной койке. Вполне естественно, что семья пыталась оградить молодого Ронни от нелицеприятных фактов , и отправила его на любительский Чемпионат Мира в Бангкокк, на несколько дней раньше запланированного . Джонни О’ Брайан, брат Эдварда, которого прислали как помощника Ронни,вне всякого сомнения, беспокоился о проблемах, которые выпали на долю его брата. Но поздний звонок Марии О’Салливан,где она сообщила сыну, что отец, как и опасались, был арестован и обвинен в убийстве, совершенно не послужил источником эмоциональной поддержки. По понятным причинам молодой Ронни был опустошен, хотя, что любопытно, это не сразу повлияло на его игру. Он был главным фаворитом на титул и продолжал крушить всех соперников в своей круговой группе. За брейк 147 предложили Volvo, и Ронни был близок к тому, чтобы претендовать на машину, пока не промазал дабл после сыгранных 13 красных/13 черных. Возможно, его матчи были прибежищем,в котором ему не нужно было думать о ситуации своего отца, но плотина эмоций рухнула на стадии 1/8, первом круге нокаут-раундов. Он не смог сохранить концентрацию ,и со счета 4-2 уступил 4-5 сильному, но не выдающемуся валлийцу Дэвиду Беллу. Его доминирующей эмоцией было чувство вины, что в некотором роде он подвел отца. Это должно было пройти красной нитью через все 18 лет тюремного заключения, к которому он должен был быть приговорен. Ронни хотел выиграть столько, а возможно и больше, чтобы укрепить моральный дух его отца, и лишь потом ради себя самого. По возвращении в Англию его поджидало еще одно потрясение. Прямо с трапа самолета он ринулся в тюрьму Брикстон, ведь там был его отец. Он был в тюремной робе, столь же груб и нездоров, как и любой другой заключенный. Мария держала все под контролем. Школа Ронни,Wanstead High, пошла навстречу Ронни, на один день отпустив его на выходной. Это был его GCSE( выпускной) год, но в школу он уже никогда не вернется. Снукер и эйфория от отношений с первой реальной девушкой поддерживали его настроение, и какое-то время он преодолевал чувство того, что тень наползает на то, что всегда было его обычной, беззаботной жизнью. Эмоционально тень грозила стать тьмой, о существовании которой он никогда не знал.

ГЛАВА 2. (1975-1991)

Семья О’Салливанов происходила из драчливой семейки. Микки О’Салливан, дед Ронни, был боксером, как и его братья,- Дэнни, который был чемпионом Британии в легком весе с 1949 по 1951 годы, и Дикки, которого называли » Игрушечный бульдог».  В боксерских кругах их знали как»  Драчливые О’ Салливаны«. К моменту в стречи в Батлинсе отец Ронни был шеф-поваром, а его мать, Мария -служанкой  шале . Вскоре они поженились, ей было 17, ему 18. Жили они в Дадли, УэстМидлендс, неподалеку от семьи Марии, каталонцев. Мария Каталано, кузина Ронни, вот уже несколько лет одна из лучших игроков женского снукера. Ронни родился в клинике Вистли, Стоурбридж, 5 декабря 1975 года. Его родители хотели осесть в Лондоне, поэтому они встали в очередь на муниципальное квартиру, и вскоре получили одну из них в печально известном, мрачном имении в Далстоне. Ронни-старший и Мария мыли  машины на улице Вардур, в Сохо. Вскоре у обоих появилась вторая работа: у Ронни-старшего в секс-шопе, у Марии-официанткой. Пока ему не исполнилось 7, Ронни мало видел своих родителей, они всегда работали. Зачастую он остро чувствовал разлуку с ними, хотя это не должно было служить доказательством неготовности к долгому вынужденному отсутствию отца, которое должно было случиться позже. Когда Ронни-старший открыл свой собственный секс-шоп, в первый же год он заработал более 360000 фунтов. В финансовом отношении он был на плаву. К моменту своего заключения в 1992 году, через свою компанию Ballaction, он выстроил империю из 20 магазинов. Большая часть запасов хранилась в гараже дома.

« Когда мне было 11, я очутился  в гараже и воскликнул: * Что это? Это круто!*»

По словам Ронни , некоторые ленты в смехотворно многообещающих коробках были фактически пустыми, будь то случайно, или так было задумано. Они были проданы по 50 фунтов каждая, а предположение, что смущение будет сдерживать покупателей от требований возмещения, оказалось верным. Ронни вовсе не впечатлило, что у него было неортодоксальное детство.

» Мой папа не нарушал никаких законов. Все, что он делал-это накрывал на стол для своих детей.Он просто хотел быть семьянином.»

Как и многие игроки, Ронни начал играть в снукер , когда на Рождество ему подарили маленький столик. Когда ему было 8, его отец, теперь уже зажиточный, выстроил для него снукерную комнату в глубине сада большого дома в Чигвилле, в который они переехали. Он сделал свой первый сенчури( 117), когда ему было 10, но независимо от его исключительной степени координации рук и глаз, и инстинкта к игре, Ронни иногда подчеркивал, как ему все еще тяжко дается его ремесло. Практически каждый момент , когда он был не в школе, Ронни можно было найти в снукерных клубах в Баркинге и Илфорде. Его отец дал понять, что ему некогда возиться с ним. Если бы он собирался сделать что-то из своей жизни благодаря исключительному природному таланту, то он не стал бы делать это, играя в карты или игровые автоматы. С раннего возраста Ронни нес тяжкое бремя ожиданий.

» Я должен был стать самым молодым чемпионом мира с 11 или 12 лет«,- сказал он в интервью BBC.

Следствие, которое вырисовывалось в голове Ронни, заключалось в том, что нечто меньшее, чем это, было провалом.

» Это была навязчивая идея, но я думаю, что это было необходимо. Это было у меня в крови. Ты встаешь, идешь на пробежку, утром идешь в клуб, прячешь эмоции, и начинаешь играть, чтобы почувствовать, что и я вношу свой вклад».

» Когда у меня было немного свободного времени, и я мог помочь почистить стол, я делал это. Когда девушкам за барной стойкой требовалась помощь, я делал это, и поэтому я начал работать намного раньше большинства. Я начал свою карьеру в 8 лет.»

Для родителей талантливых детей часто существует тонкая грань между тем, как поддержать их концентрацию в той области, в которой они успешны, и при этом не » закормить «их до такой степени, что дети готовы бросить это дело. По-видимому, О’Салливан успешно справился с этим, и конечно же, юный Ронни никогда бы не упорствовал, если бы не был очарован игрой, и перспективой того, что она может дать не только с финансовой точки зрения , но и с позиции славы и удовлетворения амбиций. Единственная проблема, с которой столкнулся Ронни вместе с отцом, заключалась в долгосрочной перспективе, Ронни был невероятно скромен к дифирамбам в его честь. Победы сразу же отметались, следующий матч всегда был важнее предыдущего. До определенного момента это неплохой принцип, за исключением того, что он, вероятно, порождает чрезмерно самокритичное отношение Ронни к самому себе. Он должен был установить для себя практически нереальные стандарты, даже для него, и уничтожать себя критикой в случае их несоблюдения. Когда ему было 10, Ронни был выбран играть за Англию в недельном турнире JuniorHome Internationals в Понтин Престатин, где, помимо этого, проводились открытые и юношеские турниры, привлекающие лучших из тысячи заявленных. Ронни был живым, дерзким, непоседливым, и определенно , не выше того, чтобы стряхивать бобы с тарелки или бросаться булочками. Поссорившись со старшим парнем, он запустил в него стакан с колой и дал деру. Стакан разлетелся вдребезги, а осколки преграждали путь преследователю, но об этом поведала одна пожилая леди, которая подумала, что стакан бросили в нее. Ронни был незамедлительно снят с турнира, и подвергся своему первому, но отнюдь не последнему официальному дисциплинарному взысканию, остроченному на год английским национальным руководящим органом. Красноречиво представленный отцом, он подал аппеляцию, и запрет был сокращен до 6 месяцев. Скороспелость его таланта вскоре привела к тому, что у Ронни не было друзей его возраста. Он выиграл свой первый однодневный про-ам турнир, который зачастую очень поздно заканчивался, и в котором соревновались любители и профи с низким рейтингом. Тогда ему было 12. Прошло немного времени, и его призовые ежегодно составляли пятизначную цифру. В лучшие времена его отец возил его везде, и здесь и там. В иное время он тусовался с » приятелями» старше себя. Когда Нил Фолдс , тогда игрок Топ-8, впервые увидел его в Понтинсе, он подумал, что Ронни » смехотворно хорош», и не хотел играть с ним на турнире.

» Я не хотел проигрывать 12-летнему мальчишке, даже с гандикапом 21 очко.»

По факту, Фулдс выиграл 4-1. Ронни-старший осознал, что когда его сын подрос, ему нужен был партнер по тренировкам более высокого класса, которого он только мог найти. Кен Доэрти, на 6 лет постарше Ронни, был любителем из Ирландии, чемпионом мира в категории U-21, и чемпионом мира среди любителей. В 1997 году он станет Чемпионом Мира в Крусибл. Его сердце было в Дублине, но и он нуждался в лучшей повседневной оппозиции, и с несколькими менее талантливыми ирландскими любителями он переехал в Илфорд, где он и Ронни частенько вместе тренировались. Иногда Ронни-старший посылал такси забрать Кена, отвезти его в дом О’Салливана, дабы поиграть на столе Ронни. Как-то раз, когда Кен разгромил его со счетом 10-2, Ронни закричал, что с него хватит, и он должен делать домашнее задание. Кен вышел на улицу к такси, но вернулся, когда понял, что забыл свое полотенце. Ронни тренировался за столом, и независимо от того, есть ли у него уроки, или нет.

» Он терпеть не мог проигрывать, но и не мог перестать играть«, -вспоминал Кен.

Кен говорил, что 12-летний Ронни был» напрочь испорченным». Все было брошено к ногам Ронни, кроме похвалы отца. Через несколько лет Ронни и Кен разбежались, а затем стали соперниками.

» Он связывался не с теми людьми, принимал наркотики, и какое-то время был не слишком хорошим человеком. Я не разговаривал с ним пару лет из-за инцидента с моей подругой, но в конце-концов мы уладили его».

Кен нашел Ронни-старшего , как и большинство других, как смесь многих качеств:

» Вспыльчивый и дерзкий, но в тоже время дружелюбный и веселый, это такой человек, с которым немного стремно, но с другой стороны, вы были бы рады дружить с ним.»

Очень щедрый на деньги, Ронни-старший помог многим надеющимся, хотя агрессия иногда и выходила на поверхность. Марк Кинг, достигший 11-того места мирового рейтинга, был еще одним парнем из Эссекса, он на 18 месяцев постарше Ронни, и тоже надеелся на карьеру в снукере. Однажды его отец-Билл, указал Ронни на какой-то проступок или тому подобное, и тотчас же был сбит с ног Ронни-старшим. Как-то раз Ронни пришел домой из школы с разбитым носом, все произошло на детской площадке. На следующий-же день Ронни-старший с бейсбольной битой уже поджидал парня, который разбил Ронни нос. Она не пригодилась, но тем не менее, он предупредил парня. Ронни был ярок от природы, часто произносил яркие слова, но школа интересовала его лишь время от времени. Помимо основ, как у многих других, он не сразу мог понять, для чего ему нужно образование, ведь он все равно планировал стать профессиональным игроком. Ронни был умеренно талантливым футболистом, достаточно неплохим, чтобы потом всерьез тренироваться с Тоттенхэмом Хотспуром и Ллейтоном Ориентом, по наущению своего отца, который оценил важность фитнесса даже для не очень аэробного вида спорта, такого как снукер, он был преданным бегуном. Одним из его школьных друзей, постарше на 2 года, был Энди Голштейн( MBE), сам полезный игрок и впоследствии талантливый теле- и радиоведущий.

« Когда Ронни было около 15-ти, я возил его в снукерный клуб Илфорда. Однажды ночью он шел на максимум. Ронни добрался до отметки 140, вышел на прямой черный, примерно в девяти дюймах позади него, и вдруг начал вытаскивать шары из луз, уже для следующего фрейма. Что-же он творит? А как же 147? Без тени хвастовства, а по делу Ронни был невозмутим-* Не мог же я не забить его, не так ли?*.

В феврале 1991 года Барри Хирн организовал турнир World Masters с призовым фондом 1 млн фунтов, в котором приняли участие юноши до 16 лет.Основная сетка была на 32 человека, включая 3-х будуших Чемпионов Мира-Ронни, Хиггинса и Вильямса, и некоторых других, которые стали уважаемыми профессионалами.Ронни чудом добрался до старта. Он сидел дома, будучи убежденным, что его первый матч будет на следующей неделе, пока телефонный звонок не убедил его в обратном.В лучших традициях Формулы 1 отец домчал свой Мерседес в национальный выставочный центр, что на южной стороне Бирмингема, оставалось лишь несколько минут, крайний срок для Ронни. Но через каких-то 38 минут он разгромил своего первого соперника 3-0, с брейком 106, высшем на турнире. Предвещая бесчисленные битвы профи, Ронни уступил в 1/4 Джону Хиггинсу(4-5), который затем в финале разгромил Марка Уильямса(6-1).Вскоре после этого в 1/4 турнира Чемпионата Англии среди любителей( Южная часть) в Олдермот, когда ему было лишь 15, Ронни стал самым молодым игроком, и лишь третьим любителем, сделавшим турнирный 147. Когда он выиграл этот турнир, журнал » Snooker Scene» писал:

» Этот парень-дважды Чемпион Британии U-16, со времени его первого появления на снукерной сцене в 9 лет стало ясно, что О’Салливан играет на одном классе со Стивеном( Хендри) и Джимми( Уайтом) в силу его природной одаренности. Это не дает уверенности в том, что он будет подражать их достижениям, но безусловно, он движется по отменному графику, и похоже, обладает нужным отношением и преданностью.»

Предполагалось, что Ронни обыграет Стива Джадда, победителя Северного Отделения , в национальном финале в Лидсе, и тем самым , вытеснит через 15 лет и 6 месяцев Уайта, как самого молодого чемпиона Англии среди любителей, но этого не произошло. Как профи, Джадд никогда не попадал в Топ-100, но в этом двухдневном финале он заиграл словно демон, и повел 5-1. К финальной сессии установилось равновесие 8-8, но Джадд взял первые 2 фрейма, и всегда был хоть на один фрейм, но впереди, и одержал победу 13-10.

» До финала я не думал, что смогу победить»- признался Ронни. » Но каждый раз , когда я оставлял Стиву шанс, он использовал его. Я не мог выиграть весь матч. Но я не особо разочарован своими достижениями.У меня впереди вся жизнь. И у меня было больше хороших дней, нежели  плохих.»

По пути в Лидс Ронни заехал в Крусибл, где проходил Чемпионат Мира. Его уверенность и зрелость были таковы, что было трудно представить, что ему лишь 15. Возможно, это была демонстрация характера Ронни » все или ничего», который на столе для снукера мог быть удовлетворен лишь максимальной эффективностью, а не только победой. Незадолго до этого Барри Хирн подписал с Ронни 3-х летний контракт. WPBSA обьявила, что в число профи могут входить игроки не моложе 16 лет. Таким образом, Ронни не попал в число 443 претендентов . К тому времени, Ронни стал самым молодым чемпионом мира U-21 в Бангалоре, ощутимо превосходя соперников в каждом матче, за исключением сильных: last 16 победа 5-4 против новозеландца Марка Канована. Вернувшись домой, будучи все еще любителем, Ронни учавствовал в соревнованиях, проходивших каждые выходные. Ронни выиграл приз в 800 фунтов в Stevenage и 2500 фунтов в Понтин Престатин. В первых турах на Чемпионате Мира среди любителей он был в своем стиле. Ронни мог бы стать самым юным его победителем в истории, но в реальной жизни в его форму вмешался арест отца..

Глава 3 (1992)

Едва оправившись от пережитого шока, увидев своего отца в тюрьме, Ронни подстерегал новый удар судьбы, нанесший еще больший ущерб его разрушительному видению будущего. 16-летний Крис Брукс был лучшим другом Ронни и приличным игроком. В Эссексе в паре они выиграли три раза подряд. Их привезли в Бирмингем, и когда Крис проиграл, он был готов отправиться домой, либо сразу, либо с Ронни, чей матч висел на волоске, шел контровой фрейм при равенстве 2-2. Но Ронни победил, и продолжил состязаться, в то время как Крис и еще один молодой игрок, Мартин Каролан, заторопились домой. Но им не суждено было вернуться. Оба погибли, когда машина, на которой они ехали, не вписались в злосчастный поворот на скорости 70 миль в час. Поскольку и Ронни с легкостью мог оказаться в той машине, вероятно, чувство вины оставшегося в живых стала составляющей диких депрессий, от которых он позже страдал. В 1/4 этого турнира Ронни проиграл 1-3 молодому профессионалу Джейсону Уиттокеру. 1 января 1992 года Ронни получил профессиональный статус, дающий право на летние отборочные соревнования к рейтинговым турнирам. Но Ронни захотел выполнить свои любительские обязательства, выиграв Чемпионат Англии среди любителей( Северная часть), но со счета 4-1 умудрился проиграть 5-8 в финале Южной части 17-летнему Стивену Ли, который впоследствии добрался до 5 номера мирового рейтинга, впоследствии забаненный на 12 лет за участие в договорных матчах.Чем дольше длились турниры, тем хуже играл Ронни. Он уже был знаком с огромным давлением оправдания ожиданий других, и вероятно, самого себя. И поэтому Джимми Уайт с преимуществом в 4 месяца, все еще оставался самым молодым Чемпионом Англии среди любителей. Лето 1992 года Ронни провел в отеле Norbreck Castle Hotel, в Блэкпуле, где были установлены столы в 22-х серых трехстенных камерах, для проведения квалификацинных и отброчных матчей к 10-ти рейтинговым турнирам сезона 1992/1993. WPBSA второй год подряд проводила политику открытых дверей , число ее членов возросло до 719, это цифра поистине промышленного масштаба, из более чем 5000 претендентов. В своем первом профессиональном матче в квалификации к Чемпионату Великобритании, Ронни оформил сенчури в 115 очков, переиграв Джейсона Скотта 5-2. Кто-то подметил, что из-за тайной системы исключений, основанной на предыдущих рейтингах, ему пришлось выиграть еще 11 матчей, прежде чем достичь телевизионной фазы. Многим новым претендентам было так и не суждено остаться в профи, зарабатывающих на жизнь. И каким же образом некоторые из них могли вообразить, что смогут зарабатывать на жизнь, играя в снукер, было загадкой. Но они платили за турнир свой взнос 500 фунтов, подписку в 200 фунтов, и вступительный взнос в 100 фунтов, и их деньги были не хуже других. В квалификации на Гран-При Ротманс Ронни на 34 секунды побил рекорд Джимми за самую быструю сухую победу 5-0, обыграв Джейсона Кертиса всего за 43 мин 26 сек. Он выиграл первые 38 матчей со своим участием, побив прежний рекорд Хендри в 35 матчей, хотя качество этих матчей зачастую было далеко от совершенства. Несмотря на то, что Ронни был в приличной форме, он находил утомительным формат best of 9 практически каждый день. Поднимаясь с постели ради квалификационного матча первого раунда British Open, он сделал неловкое движение, он сделал неловкое движение и потянул шею. Несмотря на то, что Ронни играл в шейном бандаже, он выиграл первые 2 матча 5-0, но его победная серия оборвалась в шестом раунде поражением 3-5 от Шона Стори, который спустя несколько лет получил право на участие в Крусибл. В снукерном мире Шон получил свою долю известности, сделав в один день два макса в про-ам в Мексборо, Йоркшир. После 51 матча рекорд Ронни составлял 50 побед, из которых не менее 21-ной были одержаны всухую, а 17 с уверенными 5-1. Он набил 14 сотен. Большую часть этого лета его отец находился в Блэкпуле, и выдавал различные займы, даже не рассчитывая на их возврат, и кидал по 100 фунтов на барную стойку для стареющего Эдди Синклера, печально известного нуждаещегося шотландского снукериста, но даже эти фунты нужно было восполнять до закрытия бара. 65 матч Ронни в Блэкпуле закончился сухим проигрышем 0-5 Дэйву Финбоу, но снукерная фабрика Блэкпула продолжала выходить за рамки квалификационных соревнований, чтобы еще больше сократить количество участников, теперь в финальной» пульке» турниров было 16 или 32 участника. Когда полгода спустя Ронни победил Джимми Уайта 5-1, тем самым заработав место в числе 16-ти финальной стадии European Open в Тонгерене, он был в восторге.

» Я знал, что могу побить кого-то класса Джимми, если не прогадаю с формой. Это все равно что мчаться на скорости 100 миль в час. Я до сих пор полон адреналина

Как всегда, щедрый Джимми сказал :

» Мои отыгрыши были никчемными, и то, как играл Ронни, безусловно было суровым наказанием за это. Мне импонирует как он играет, быстро и бесстрашно».

Выиграв 70 из 72 матчей, Ронни ожидало еще 4 матча формата best of 19 в квалификации к ЧМ в Крусибл, чтобы попасть на ТВ-стадию. Он никогда не был на грани поражения, и в последнем квалификационном раунде он победил Марка Джонста-Аллена 10-4, тем самым став самым молодым квалифаем в истории Крусибл, хотя он был на 2 месяца старше Хендри, когда дебютировав, впервые ударил по шару на самой знаменитой арене снукера. Любая эйфория, в которой пребывал Ронни, быстро испарялась. Его отец несколько месяцев ходил под залогом, но вернулся в тюрьму аккурат перед и во время трехнедельных тестов в OLO Bailey. Душу Ронни терзала неприятная реальность, но на следующий день после квалов к Крусиблу, он вернулся домой как раз вовремя, в день вынесения приговора. Сидя в доме своего деда, от своей тетушки Барбары он узнал, что отца приговорили к пожизненному заключению с пометкой отбыть не менее 18 лет, одновременно с другими обвинительными приговорами за преднамеренное нанесение ранений, нападение и оскорбления. Его друг, Эдвард О’ Брайан, был приговорен к 2 годам за соучастие. Ронни -старший с непомерным рвением отказался признавать свою вину в предумышленном убийстве и ожидал оправдательного приговора. Во время следствия он купил еще один секс-шоп. Он отказался давать показания в свою защиту в части того, что он никого не зарезал. Он имел право молчать, хотя присяжные имели право истолковать это как признание вины. Он мог бы сказать: » Да, была драка. Или он, или я..». Но он хранил молчание, и при этом не принял предложение от боксера Найджелла Бенна и от других дать показания в защиту того, что он не расист. Возможно, элемент расизма добавил к приговору целых 6 лет, вынесенному судьей Хобхаусом. Судья огласил: » Алкоголь не может быть оправданием любого преступления. Это было жестокое нападение, с элементами расового преследования, и довольно необоснованного, несоразмерного насилия». Бесспорно, словечки, которыми бросался Ронни-старший во время инцидента, были расисткими, хотя под накачкой алкоголя и гнева не всегда возможно тщательно подбирать выражения. Скорее, в доказательство выражения неприязни была тенденция нападения на жертву, опираясь на наиболее очевидную характеристику, в данном случае цвет кожи. На вынесении приговора присутствовали семья и друзья жертвы. Враждующие лагеря публично соревновались в оскорблениях. Для наведения порядка была вызвана полиция. Ронни -старший воспринял это совершенно бесстрастно. На следующее утро Ронни ощутил, как пугающе тихо стало в его семейном доме.

Глава 4 ( 1992-1994).

Ронни-старший был приговорен 21 сентября 1992 года. Уже 3 недели спустя, в то время как Ронни пытался переварить это, он испытывался на прочность в турнирах высочайшего уровня. Обыграв Гари Вилкинсона в первом матче Гран-При Ротманс ( 5-3), Ронни признал, что ему нужно время, чтобы приспособиться к особым нагрузкам, сопряженных с турнирами в большом публичном месте:

» Я знаю, что нервозность-неотьемлимая часть соревнований, но когда я играю , как умею от природы, то я не ощущаю ее. Я пару раз оглядел арену. Она была абсолютно не похожа на Блэкпул.»

Вилкинсон, номер 8 мирового рейтинга, отметил:

» Я чувствовал себя беспомощным. Я знаю, что ему лишь 16, а по игре все 28. Как-будто он играл всю свою жизнь. Без сомнения, у него есть игра, чтобы выигрывать турниры, даже в этом сезоне».

Под влиянием Барри Хирна, который был его менеджером с апреля 1992 года, Ронни участвовал в пригласительных турнирах, в частности Хумо Мастерс в Антверпене, где после побед над Эбдоном и Халлетом, в полуфинале он уступил 5-6 Джеймсу Уоттане ( номер 7 мирового рейтинга). После этого он стал самым молодым игроком, выигрывшим в Бангкокке турнир профи из 4-х игроков , победив Алана МакМануса и Уоттану, несмотря на поражение от Джона Пэррота, которое уже ничего не меняло. Ронни заработал 10000 фунтов призовыми. В Престоне, на Чемпионате Великобритании , он победил Чемпиона Канады Алана Робиду, проигрывая по ходу 4-7, но итоговый счет был 9-7. Котируемый буками 12-1, вероятно, он был черезчур самоуверен, когда встретился с коварным уэльским ветераном Клиффом Уилсоном. И не помог тот факт, что перед началом матча Джимми Уайт поставил на выигрыш Ронни 4000 фунтов, а Ронни не хотел подводить его. Когда Ронни сделал тотал 145, и повел 4-1, казалось, что он даже не заметит Уилсона. Сердцем он был уже в игре первого ТВ-раунда с Хендри, чемпионом мира и номером 1 рейтинга, но бремя давления стало явственным, когда Клифф сравнял счет 4-4. Уступая 7-8, Ронни проявил характер , сделав брейк 78, но не смог реализовать 2 шанса в контровом фрейме, и проиграл 8-9.

» С самого начала он относился ко мне с презрением»,- говорил Уилсон.

» Возможно, он видел, как я играл в квалах в Блэкпуле. Когда я начал камбэк, он подумал* Глупый старик может играть! *. Позже я увидел, что он припотел.»

Ронни подстерегал еще один удар, когда Нил Фулдс вынес его 5-0  на WelshOpen.

» Перед матчем я чувствовал себя андердогом, и это помогло мне найти правильный баланс»,- сказал Фулдс.

» Я старался изо всех сил, до боли. Ронни заставляет всех  топовых игроков выкладываться на полную катушку, ведь они знают, какой он феноменальный талант.»

Мучительный урок продолжился на EuropeanOpen в Антверпене, когда Ронни был впереди 3-0 в матче с Энди Хиксом в 1/4( всего за 34 минуты), но в итоге уступил 4-5.

» Мне следовало играть немного пособраннее, когда я вел 3-0″,- сказал Ронни.

»  Может быть, я спешил, а может это игровое давление, но я начал ощущать это».

Поттинг Ронни и его брейк- билдинг были столь же грозными, как и у любого другого, возможно, за исключением лишь Хендри, но его тактическая игра,  баланс между атакой и обороной, да и просто потребность в большем опыте означали, что его профсезон новичка, даже при наличии 30 сенчури, вовсе не было повествованием о постоянном успехе. К примеру, на Азиан и Бритиш Оупен он снял достойные скальпы Стива Джеймса и Дина Рейнольдса соответственно, но проиграл 2-5 Джо Свейлу, который все еще был выше его по рейтингу, и 4-5 Дрю Хенри , который был чуть ниже. Вопреки ожиданиях некоторых, не был триумфом и дебют Ронни в Крусибле. Он проиграл 7-10 в первом раунде Алану МакМанусу, который впоследствии добрался до  полуфинала, и завершил сезон с 6-м мировым рейтингом . Snooker Scene сообщил, что » при всей его зрелости и уравновешенности, создавалось ощущение, что игровое давление сказалось на его игре. Очень легко забыть, что ему лишь 17. Несколько блестящих дальних невелировались неосознанными ошибками, но он продемонстрировал железную хватку и качественную игру в защите, как результат регулярных тренировок со Стивом Дэвисом».

Ронни был в матче до счета 7-7, но Алан, который сыграл уже много напряженных матчей в главных театрах военных действий, в заключительной фазе матча проявил себя с наилучшей стороны, и одержал победу серией из 3-х подряд выигранных фреймов. Ронни реалистически оценил свое поражение:

» К концу он заиграл на полную катушку, а я сник. Он забивал решающие шары, я нет. Я опустошен, но я был не достаточно хорош. Я промазал много шаров со средней дистанции, этого нельзя себе позволить».

В конце сезона 4 новичка заняли свое место в Топ-128, тем самым освободив себя от нескольких раундов квалификационных соревнований сезона 1993/1994. Подсчитывающий очки лишь текущего сезона, в отличие от двухгодичных для более опытных профи, этот сезон показал, насколько хорош был этот квартет и какое впереди у них золотое будущее. Ронни был на 57 месте, Стивен Ли на 101, Марк Уильямс на 119, и Джон Хиггинс на 122. Стивен Хендри, Джон Пэррот, Джимми Уайт и Стив Дэвис оккупировали первые 4 места рейтинга. Несмотря на заботы об отце, Ронни открыл для себя, что вызовы и  новый жизненный опыт в туре были довольно стимулирующими, дабы  держать его достаточно сфокусированным на снукере, но порой бывало трудно держать в узде его чувства  потери. Его отец был его якорем, он должен был постоянно напоминать ему вести здоровый образ жизни. Ронни бегал каждый день, ходил  в спортзал, пытался есть здоровую пищу, не пить и не курить , но этот режим изначально трудно было поддерживать, приходилось все тяжелее и тяжелее. Тяжелее всего было летом, когда турниров не было , которые могли бы обострить чувство непосредственной цели и необходимость самоотречения. К началу сезона 1993/1994 он все еще был в отменной форме, выиграв все 10 квалификационных матчей, тем самым заполучив места в основной сетке рейтинговых турниров. В первом из них, Дубай Классик, Ронни вынес Фулдса 5-0, что было зеркальным отображением их встречи в Уэльсе, Вилли Торна 5-1, и Питера Эбдона 5-2, а после усвоил еще один ценный урок, проиграв 2-6 Хендри в своем первом полуфинале рейтингового турнира. Этот матч был не тем матчем, которого они оба ожидали.

» Я не ощущал большого давления, хотя должен был»,- сказал Хендри.

» Результат крутился вокруг меня, я сделал несколько крайне важных клиренсов в тот момент, когда это было необходимо.»

Ронни признался, что был черезчур взволнован.

» Я предполагал, что должен играть в мега-снукер. Но был удивлен тому, что у меня было много шансов, но я не знал, как их реализовать.»

Вне этого матча у Хендри было четкое видение ситуации.

» Он-будущий Чемпион Мира. Уже сейчас он способен побить любого,  в том числе и меня».

Ронни был смят Джоном Пэрротом (1-5) на Гран-При в Рединге, но на крыльях   дебютировал на Мастерс на Уэмбли, выиграв отборочный турнир в Эдинбурге. Его победа над Эбдоном 5-4 стала одним из хитов сезона. Эбдон с брейками 120, 50 и 114 повел 3-1, затем 4-3, сделав в 7 фрейме победный клиренс в 74 очка при счете 0-62. Но затем Ронни забрал последние 2 фрейма с брейками 98 и 104. В следующем раунде он одержал победу 5-1 над Питером Франциско с тремя сенчурями подряд, 116,117 и 138. Это был лишь шестой хет-рик в истории турнира. Ронни был неудержим, одержав победу 9-6  в финале отборочного турнира над Джоном Ларднером, получив 5000 фунтов , плюс гарантированных  7 000 на самом Мастерсе. Его мысли сосредоточились на отце, который по телефону интересовался ходом матча из D-wing, Warmwood Scrubs.

» Я не могу дождаться момента, когда покажу трофей моему отцу. Я больше счастлив за него, чем за себя. Без моего отца я бы не сделал этого. Он поддерживал меня  больше, чем можно было даже представить.»

В последующие 36 часов на Чемпионате Великобритании в Престоне   Ронни должен был спуститься с эмоциональной высоты.

» У меня не было проблем с адреналином, поскольку Алан-тот тип игрока, с которым я должен был проявить себя»,- сказал он после победы 9-5 над МакМанусом. Алан был под впечатлением от игры Ронни :

» Сейчас Ронни входит в Топ-4. Я играл против всех топовых парней, но никто из них не играл лучше, чем Ронни сегодня.»

Ронни был не столь впечатляющ, еле-еле одолев Найджела Гилберта 9-8, способного » подмастерья», отличающегося тем, что рука, ставящая мост, всегда была в перчатке. Воспоминания  Ронни об этом матче были весьма яркими:

» Это было дежа-вю. Меня все время преследовали видения прошлого года».

Наверняка раздраженный и склонный к раздражению при малейших отвлечениях, Ронни позволил себе расстроиться относительно медленным темпом игры Гилберта. Но это относительно Ронни, поскольку на самом деле он был не медленнее десятков других.

» Он был невероятно медленный, мне это надоедало, и я не мог играть. Я бы не сказал ни слова, если бы проиграл, поскольку  это было  подобно кислому винограду, но он никоим образом не мог победить меня по способностям и умениям».

Необычно, но Ронни предположил, что непреднамеренное дребезжание льда в ведре его соперника в первом фрейме 2-й сессии было актом спортивного мастерства, хотя через час, после пресс-конференции, он признал, что это было неоправданно.

» Если бы было что-то не так, Ронни должен был сказать мне об этом во время игры, а не плакаться прессе»,- заявил Гилберт, чье поведение было неизменно образцовым за 7 лет в профи. Этот инцидент намекал на то, насколько Ронни был натянут как струна, и первым признаком психологических проблем, с которыми ему пришлось столкнуться в игре с соперниками, способными огорчить его серией цепких и медленных фреймов. Ронни, как всегда скромный, знал, что его игра заметно превосходила игру соперников такого рода, он был склонен к раздражению, если не мог просто перешагнуть через них. Уже гораздо позже в его карьере были стойкие игроки, с которыми ему играть было мало удовольствия, в частности с Эбдоном, Селби и Доттом. Он был невосприимчив к идее того, что иногда можно выиграть снукерный матч несколькими способами, и казалось, даже время от времени верил, что ему удасться справиться с такими соперниками совершенно не напрягаясь. Ведя 6-2 после первой сессии, Ронни дожал Кена Доэрти 9-5, тем самым став самым молодым четвертьфиналистом в 16-летней истории турнира.

» Я прекрасно знаю Кена, и его бойцовские качества, поэтому я ничего не принимал за само собой разумеющееся, даже при приличном отрыве. Я принес много жертв, чего не скажешь о прошлом сезоне. Я понял, что недостаточно впахиваю на тренировках.»

Также Ронни не слишком впечатлился победой над Стивом Дэвисом 9-6.

» Стив играл ужасно, а я использовал его ошибки. В основном так и было. Было безумно грустно смотреть за ним. Это было немного похоже  на ссору с твоей первой девушкой. Это был уже не тот Стив Дэвис, с которым я тренировался. Он попросту не мог забить.»

Ронни недолго продавал свои выступления-привычку, которая должна была глубоко укорениться. Его отец был далеко, но тем не менее, его голос звучал в голове Ронни. Даррен Морган стал третьей жертвой Ронни из Топ-10, 9-5 в полуфинале.

» Я немного разочарован»,- признался Ронни.  » Я играл несбалансированно не только сегодня, но и в большинстве своих матчей, тем не менее я в финале».

В другом полуфинале играл Хендри, который даже в самом подавленном состоянии играл по стандарту, которым был бы доволен Ронни. Во второй сессии дня против Джона Пэррота, он наколотил 4 сотни в 5 фреймах, достигнув перевеса 7-1, а в итоге 9-3. Он был бесспорным фаворитом в матче с Ронни, но со счета 2-2 Ронни переиграл оппонента 10-6, став самым молодым победителем рейтингового турнира, потеснив Хендри, который взял Гран-При Ротманс в 18 лет и 9 месяцев.

» Ронни играет в игру, к которой привык я»,- сказал Хендри.

» Он бесстрашный и никого не боится. Выходя в финал, я чувствовал себя превосходно, но он был на голову сильнее. Я ожидал, что он мазанет несколько легких шаров, но я ошибался.»

Громовой прием, которому удостоился Ронни, поверг его в шок.

» Вкусив это, я хочу большего.  Я не могу поверить, что победил в одном турнире Стива Дэвиса и Стивена Хендри. Они и есть снукер. Я полон решимости добиться того, чтобы это не оказалось краткой вспышкой.»

В определенное время Ронни и отец всегда могли поддерживать связь по телефону 3 или 4 раза в день в день финала UK.

«За 10 минут до финальной сессии он пожелал мне удачи и сказал, что будет смотреть. За игрой наблюдали во всех тюремных  камерах, было много шума и гама. Он не мог видеть концовку матча, был выключен свет, но ему звонили и сообщали ход матча.  В момент моего триумфа, судя по его голосу, он буквально захлебывался от счастья. Он безумно поддерживал меня. Он-единственный человек, который читает мои мысли. Отец никогда не давил на меня. Он говорил:* Если ты хочешь заниматься тем,чем занимался я, и долгие годы быть парковщиком и мыть окна,-это твое дело. Но если ты хочешь жить клево, как например Стив Дэвис, это потребует упорных тренировок и бессонных ночей, в комплексе.*»

Когда турниров не было, тренировки продолжались с середины утра до 8 вечера, с перерывом на обед, в Антон-Парк или Илфорде. Как и в случае с концентирующим пианистом, тренировка  основывалась на сочетании техники, быстроты и ощущений.

» Речь идет об избавлении от страха»,-подметил Ронни. Теория заключается в том, что лишь умственные барьеры мешают игрокам успешно играть в тех эпизодах матчей, которые многократно отрабатываются на тренировках.

» Я думаю, он самодостаточен»,- продолжил Ронни об отце.

» Я знаю, что он оказался там, где  оказался, как и многие другие люди. Но это не делает их недостойными людьми. Просто он оказался не в том месте, не в то время. Это может случиться с каждым».

Не каждый мог рассуждать рационально, и как и любой сын, как и многие до него, Ронни идеализировал своего отца, не осознавая, что ему вовсе не нужно делать это, чтобы любить его. Возможно именно поэтому, или отчасти  поэтому, при приступах депрессии он должен был невероятно страдать, поскольку был склонен во всем винить себя , и ни в чем не обвинять окружающих. Эмоциональный подьем от Британского титула  и визит в тюрьму все еще проходили по венам Ронни, когда он отправился в Антверпен на European Open, где он победил Вилли Торна 5-4, Кена Доэрти 5-2, Стива Дэвиса и Джимми Уайта 6-3, но проиграл в финале Хендри 5-9.

» В Престоне я был не в своей тарелке. Я ждал от него ошибок, что для лидера мирового рейтинга было нелепо»,- сказал Хендри.

» Сегодня вечером Стивен играл отменно. И я знал,что так будет. Он-громадный талант. Его дальние просто убийственны, и он на голову выше остальных. Я упустил фреймы, которые должен был брать, особенно 12-й фрейм, когда я наступал ему на пятки (6-5). После этого я понял, что уязвим.»

После Рождества в Блэкпуле прошли квалификационные матчи. Был проигрыш(» я играл как идиот») его старому спарринг-партнеру по Илфорду Марку Кингу, но все остальные встречи Ронни выиграл, и попал в основные сетки. При этом он был вынужден признать, что когда играешь в финале UK Champ, и выигрываешь титул, играть здесь,- это нечто вроде провала. Даже в квалах к Чемпионату  Мира не было ощущения, что это отбор на турнир наивысшей пробы. При счете 8-6 в матче с Хиксом он сказал:

» Я действительно был в ужасе. Ведь для меня так много значит попасть в Крусибл, я постоянно думал о том, как бы не провалиться после столь замечательного сезона.»

Он прошел Энди 10-8, и но и дальше ему пришлось побороться в матче с Тони Джонсом(10-8), когда по ходу Ронни вел 9-5, это
был финальный раунд квалов. Все это было эмоциональным истощением. Катастрофически не хватало вдохновения, и как следствие, вылет 3-5 в первом раунде Welsh Open в Ньюпорте. Ронни уступил Полу Макфиллинсу, одному из армии крепких шотландцев.

» Если ты играешь как идиот, то ты должен ожидать проигрыша. Я разочарован собой. Я полагал, что изначально это отменный жребий, но Пол играл лучше, чем я думал. Это было больше,чем просто выходной».

Возможно, именно в этот момент Ронни пережил свой первый приступ депрессии.

» Я просто не могу сконцентрироваться, и наслаждаться тренировками в клубе»,-сказал он после того, как допустил бесчисленное количество ошибок в разгромно-проигранном матче Деннису Тейлору(1-5) на своем дебютном » Мастерс». На этой же неделе,чуть позже, пошел на  бокс  в Брентвуд, что прямо по дороге от его дома, и удостоился теплых оваций, когда он был представлен с ринга. Примерно в тоже самое время, в 9 вечера, некая женщина ворвалась в полицейский участок Чигвелла написать заявление на  преследование  мужчин, которые вынудили ее сьехать с дороги. Когда она покинула станцию, мимо пролетал белый » Ровер», и ее затолкали в эту машину. Компьютерные поиски показали , что и у Ронни был белый » Ровер», и глубокой ночью четыре полицейские машины налетели на его дом. Несмотря па алиби, которое могли подтвердить тысячи человек, Ронни промурыжили в камере 16 часов, после чего отпустили без предьявления обвинения. Это нисколечки не уменьшило подозрения  Ронни , верные или ошибочные, в том, что налет полиции была чья-то месть. В предыдущих стычках с законом по бизнесу Ронни-старший не выказывал уважения полицейским, и возможно, это припомнили. Он уступил 0-5 в первом раунде Тайланд Оупен Джеймсу Уоттане, который играл великолепно и выиграл турнир. Когда рейс Ронни приземлился из Банкокка в Хитроу, его поджидали плохие новости. В 5 часов утра толпа полицейских арестовала его мать, в их родном доме, 4 дня ее держали в камере полицейского участка на Лайм-Стрит. Из тюрьмы по телефону Ронни-старший продолжал управлять своей империей секс-шопов, не обращая никакого внимания на распечатанные на стене предупреждения о том, что все звонки записываются и отслеживаются. Мать Ронни, теневой директор семейных компаний, подписывающая чеки и официальные документы, была обвинена в мошенничестве на 230000 фунтов( с учетом НДС). Залог установили в 250000 фунтов. Ронни предьявил возращаемое поручительство на 100000, Барри Хирн добавил остальные 150000, дело дошло до судебного разбирательства 7 июня 1994 года . Через несколько месяцев Ронни воспарил над проблемами своей семьи, выиграв British Open в Плимуте. В первом круге он со счетом 5-4 вырвал победу у Питера Эбдона, который остался его соперником на протяжении всей карьеры. В 8 фрейме, когда Эбдону нужно было 2 снукера, Ронни по-спортивному сфолил на себе, полагая, что видел, как биток на тоненького сконтактировал с соседним с красным синим шаром. Рефери так не думал, камеры Скай тоже ничего не обнаружили, но Ронни был неприклонен. Эбдон заполучил нужный ему второй снукер , и сравнял счет 4-4, но Ронни, с безупречным хладнокровием в неожиданных обстоятельствах, контролировал ситуацию на столе. Как и большинство профи Тура, на столе Ронни всегда придерживался строгого этического кодекса. Это часть его уважения к игре. После он победил Вилли Торна 5-2, а затем со счета 2-3 вырвал победу 5-4 у Кена Доэрти.

» Не за горами Чемпионат Мира, и приятно знать, что ты способен выдавать результаты под давлением. Это мой лучший камбэк.»,-сказал Ронни, который на протяжении всей своей карьеры выиграл большинство матчей, будучи впереди. Его победа в 1/4 над Найджелом Бондом всего за 68 минут была выставкой разрушительного снукера- от тонких прикосновений до взрывной атаки, он был необычайно хорош в матче с Хендри 6-2, и с Уоттаной в финале 9-4.

» Я почувствовал,что Джеймс был явно не в своей тарелке. Я ощущал себя  подобно  папочке. Я вдруг осознал, что могу контролировать ситуацию.»,- сказал Ронни, который, разумеется, был счастлив выиграть 2-й рейтинговый турнир, но при этом он не витал в облаках.

» Мне лишь 18″,-сказал он. » И мне есть чему поучиться.»

В Крусибле он спуртанул со счета 5-5, обыграв Денниса Тейлора 10-6, но продемонстрировал лишь проблески качества, разгромно проиграв 3-13 Джону Пэрроту, который выиграл у него все 4 предыдущие встречи.

» Джон переиграл меня во всех компонентах игры»- признался Ронни. » Его дальние были точными, основы были  прочные , а отыгрыши не давали мне покоя».

Таким образом, сезон Ронни закончился тем, что он занял 9 место с мировом рейтинге, попав в Топ-16, и как следствие, он был свободен от всех предварительных и квалификационных раундов крупных турниров следующего сезона.

Продолжение следует..