Послематчевое интервью вершителя истории

Послематчевое интервью вершителя истории

Сегодня Ронни О’Салливан наконец-то сделал долгожданный тысячный сенчури в своей карьере, в заключительном фрейме финала. На удивление, послематчевое интервью стало первым интервью на этой неделе, в котором он не говорил о покупке рейтинговых очков, не кривлялся, и не говорил с австралийским акцентом.
Хотя, удивляться нечему — как оказалось, он очень уважает своего соперника, и своих болельщиков.

 

Интервьюер: Нил, наверное ты пережил сегодня необычные ощущения. Ты видел, как играл Ронни, что он сделал сегодня для истории снукера, но в то же время, ты и сам был хорош, почти не ошибался.
Нил: Да, это суровая реальность снукера. Думаю, я промазал всего три именно важных шара за весь матч, два из них были очень сложными. В течение первых четырёх фреймов я вообще не принимал неправильных решений. Ронни забивал невероятные вступительные шары, и я чувствовал, будто он не только подавил мою игру — он подчинил себе сам стол. Я делал хорошие удары, но был наказан даже за них! Иногда надо просто поднять руки и сказать сопернику: ты сыграл великолепно, именно это я и делаю. Я провёл неплохой сезон, но когда против тебя выступает такой соперник… он либо ненавидит меня до глубины души, либо очень уважает мою игру — надеюсь, что верна вторая версия. Отличная игра, Ронни!
И: Дай мне пожать руку вершителя истории! Когда твой коллега, профессионал, такой как Нил Робертсон, говорит, что ты подчинил себе стол, что это значит? Что ты сам можешь сказать о своей игре?
Ронни: Да, я знал, что мне придётся играть хорошо. И на самом деле, это мотиватор, ты никогда не играешь так хорошо, если тебя к этому не вынуждают. Нил уже наказывал меня в финалах, как например в Шотландии, когда у меня не было даже шанса на атаку, и сегодня я сыграл очень очень хорошо — да что там, я сыграл великолепно! К тому же, мне наконец-то удалось сделать тысячный сенчури (бурные овации зала)

*дальше обычное блаблабла насчёт успешного сезона соперника

Но если перейти на личности, то я думаю, что Нил — самый приятный человек на свете, и для меня это очень много значит. Если честно, то такой исторический момент я бы ни с кем, кроме Нила, и может быть Дина и Веньбо, не хотел бы разделить.
И: Именно здесь, в Престоне, почти 30 лет назад, ты завоевал свой первый титул, победив Стивена Хендри, это придаёт изюминку твоей сегодняшней победе?
Р: Да, особенно когда ты собираешь топовых игроков в топовом заведении — ты получаешь топовый снукер. И я надеюсь, что этот турнир послужит ориентиром того, как должны обустраиваться топовые турниры
И: Я услышал, как ты говоришь о том, что Нил — отличный парень, и всё такое, но оглянись вокруг — зал поддерживал тебя всю дорогу, и вон тот парень с большим плакатом — эти люди никогда не забудут ощущений, которые ты подарил им сегодня. Что это значит для тебя?
Р: Ну, я думаю, для меня это просто то, что я привык делать, я делаю это с восьми лет. Куда бы я ни поехал, где бы ни выступал, я стараюсь доставить болельщикам удовольствие, и Престону сегодня просто повезло, что это случилось именно здесь, но я стараюсь для снукерных болельщиков всего мира, для каждого из них.